Пятница, 07 Апрель 2017 07:55

В авангарде или на дно

Автор  Иван Соловьев

Мертвый сезон «глухого молчания» сломан и не важно, что поводом для этого послужила кампания Навального

 

Жаркая зима-2011: ретроспектива

Сейчас мне вспоминаются события 2011 года, еще до «болотных» выступлений в Москве. В книжном магазине «Циолковский» было собрание всех, более или менее сильных, левых оппозиционных групп, посвященное грядущим выборам. Тех, кого сейчас модно называть «евролеваками», рассказывали «увлекательные истории» о том, что сейчас только начинает формироваться гражданское общество и ему нужно помочь.

Возможно, делегация «Трудовой России» тогда выступила не самым убедительным образом, доказывая людям, что мы стоим на рубеже новых протестных выступлений, и к ним нужно готовиться, чтобы направить стихийный народный гнев. На тот момент, когда «хорошим» митингом в Москве считался тот, где соберется больше 500 человек, это звучало, как бурная фантазия. Как итог, никто ничего не сделал. А когда через несколько дней начались массовые стихийные выступления, только подтвердившие правоту наших прогнозов, все мы оказались к ним попросту не готовы.

Любителям искать «руку Госдепа» везде, где только возможно, тем, кто сейчас воспринимает события зимы 2011-го, как сознательную провокацию, я напомню хронику событий. К декабрю в массах назрело недовольство. На парламентских выборах 2011-го оно вылилось в протестные голосования. Многие люди, поверив либеральному лозунгу: «кто угодно только не “Единая Россия”», массово проголосовали за партии парламентской оппозиции. Явку и процент партии власти накручивали как могли. Знаменитые 146% идут именно оттуда, как пример вопиющей профессиональной непригодности фальсификаторов выборов. Их результаты и массовые факты нарушений на них еще больше подогрели протестные настроения. Недовольство, до этого относительно молчаливое, искало выход.

В Москве события начались 5 декабря с митинга КПРФ, когда из ниоткуда к ним на митинг пришло более полутора тысяч человек, ранее непричастных к политическому процессу и не участвовавших в протестных выступлениях, чем изрядно шокировали КПРФ. Неуверенное блеяние о том, как они будут судиться с «ЕР» и о том, что результаты выборов - это победа КПРФ, изрядно добавили людям злости.  Одновременно на Чистых прудах проходил еще один оппозиционный митинг так называемых «несистемных» либералов, к неожиданности последних, собравший в разы больше аналогичной акции «системных коммунистов».

На видеокадрах митингов 5 декабря как на Пушкинской, так и на площади Чистопрудного бульвара отчетливо виден разнородный социальный состав собравшихся, вопреки навязанному уже после мифу о протесте исключительно «креативного» класса. Нужно заметить, что сами либералы на трибунах не контролировали настроение собравшихся людей. Если последним хотелось действий, то ведущие митинга были настроены добавить себе политических очков на фоне поднявшихся протестных настроений. Вот почему их выступления носили относительно-умеренный характер. Если не брать «зажигательную» речь Навального, то выступления Троицкого, Быкова и проч. можно было свести к набившей оскомину формуле: «Мы сюда придем еще!». Дальше был прорыв людей в сторону центра, хотя прорывом это назвать было сложно – скорее походило на стихийное и неосознанное движение «вперед». Сейчас это будут все отрицать, но тогда часть подразделений ОМОНа опустили щиты и дали группам демонстрантов пройти в центр. Причем, некоторые из сотрудников ОМОНа подбадривали демонстрантов (sic!), рассказывая, как эта власть «зае..ла их самих». Как итог, около 200 демонстрантов практически беспрепятственно смогли дойти до Лубянской площади российской столицы, где уже и началось «винтилово».

Дальнейшие события и их последствия, я думаю, все помнят четко. Как бы мы отрицательно не относились к тем, кто принимает ныне ключевые решения по вопросам внутренней и внешней политики в стране, выводы из развернувшихся на улицах российских городов событий они сделали более чем верные. Управляемым либералам предложили возглавить протест в пику «экстремистам» Лимонова, сотрудникам полиции начали в авральном порядке промывать мозг «учебными фильмами» про внешнего врага и «пятую колонну». Что самое главное - к проправительственную пропаганде, которая в тот момент не вызывала ничего кроме улыбки, начали привлекаться профессиональные политтехнологи, и на все это стали выделяться весьма солидные деньги.

Нельзя сказать, что у власти была единая стратегия, направленная на последовательный  «слив протеста». Политический и общественный эффект от этих событий вовсю использовался разными кланами олигархии в своих внутренних играх. Например, до сих пор интересно кто и по чьей наводке предлагал будущему политзэку Даниилу Константинову «возглавить» штурм то ли избиркома, то ли Госдумы. К сожалению, всю правду мы узнаем только после смены режима.

 

Невыученные уроки Болотной

Ленин еще в 1913 году, сформулировал мысль о роли организованности в протесте: Может ли сила сотни превышать силу тысячи? Может и превышает, когда сотня организована. Истинность этого тезиса была отлично проиллюстрирована на улицах Москвы в 1993-м и на киевском Майдане в 2014-м, при всей политической противоположности происходивших в обоих случаях событий.

В 1993 году активисты московской РКРП смогли сорганизовать массы на протестный марш к Белому дому, да так лихо, что бойцы ОМОНа, избивавшие москвичей еще в мае того же года, бежали сверкая пятками. При этом активистов РКРП среди демонстрантов было от силы процентов 15%. Весь остальной состав протестующих составляли вышедшие на улицу люди, принадлежавшие к другим оппозиционным власти группам, либо вовсе не состоявшие в политических организациях.

В 2014 году группа неонацистов «Правый сектор» (официально запрещенная в России структура) сумела за счет слаженности действий выдавить своих политических противников с киевского «майдана», а затем и вовсе стать доминирующей протестной структурой. Можно до хрипоты спорить о роли финансовой подпитки олигархических кланов, о «призрачной» руке госдепартамента США и т.д., но факт остается фактом – организованная группа, первоначально состоящая из 50-ти человек, сумела навязать, местами буквально физической силой, свою политическую повестку многотысячному народному собранию. 

Что из этого следует? Вопреки различным теориям заговора, протестные выступления порождаются противоречиями в обществе, выражая самими своими требованиями его болевые точки: нищета, коррупция, безработица, полицейский беспредел. При этом сами протестные массы, на начальных этапах его нарастания, чаще всего политически не ангажированы, плохо организованны и вряд ли имеют в голове четкую программу дальнейших действий на случай эскалации общественно-политической ситуации. В этом смысле, начавшиеся выступления на улицах российских городов весной 2017 года, повторяют как по кальке ситуацию протестов 2008 -2011 годов.  Небольшие, относительно числу вышедших на улицы людей, но хорошо организованные левые политические группы и организации способны повести за собой еще не организованные массы, дать им четкую повестку дня и программу действий, тем самым став авангардом политической борьбы.

Важно понимать, что по мере развития протеста, наше «окно возможностей» будет закрываться. Либералы, эти нынешние «отцы протеста», имеют свой план развития событий, естественно, в нужном исключительно им направлении, где давно уже видят себя новоявленными «мэрами-перами-херрами» (по меткому выражению генерала Макашова в октябре 1993 года). Роль всех остальных сводится к «пушечному мясу» или восторженной массовке на их «банкете демократии». Не исключен и самый паршивый вариант развития ситуации, когда мы, как и левые на Украине, можем оказаться на обочине политического процесса.

Для того чтобы не допустить подобного, уже сейчас необходимо начинать идти на контакт и работать с протестными группами везде, где только возможно. При этом нельзя ни на йоту отказываться от своих программных повесток в угоду «так называемым» общедемократическим ценностям. Это еще один урок «Болотной», которые многие наши «евротоварищи» не выучили до сих пор. В противном случае, мы закономерно повторим опыт Удальцова – окажемся в хвосте либерального протеста на роли массовки, выброшенной на помойку после первых же политических дивидендов, свалившихся на «либералов» в виде  быстротечной «политической оттепели» в стране. Только Советы, только «прямая демократия», только национализация!

Для работы с этой протестной волной нужно понимать, что с новым поколением протестующих нужно учиться говорить на одном с ними языке – уметь формулировать требования антикапиталистической повестки в понятных и доступных этой категории терминах.

 

Молодежь и ее роль в протесте

Сколько только клише не было применено в отношении  молодежного состава протестующих этой весной. Их называли и «туповатой школотой», и «марионетками» Госдепа, и «зажравшимися иждивенцами» и просто «даунами».

Для многих продажных проституток от журналистики по 4 руб. текстовый знак, которые так активно обливали помоями вышедшую молодежь, у меня родилось несколько вопросов. Например: «Где вы все были, когда Фурсенко и Ливанов уродовал систему образования, превращая ее в рынок услуг, штампующий «квалифицированных потребителей»?»

Или такой: «Как относиться к учителю и вообще людям, которые учат любви к Родине, а потом за премии фальсифицирует выборы, вылизывая зад начальству и вымогая деньги у родителей поборами «на ремонт», «на охрану» и «на цветы»?»

Молодежь в РФ активно прочувствовала экономический кризис на своей шкуре и «внезапно» для окружающих перспектива унижаться за з\п ниже прожиточного минимума ее как-то не вдохновляет.

Невозможно жить в обществе и быть свободным от его влияния, тем более, что сама школа, как институт, не столько обучает, сколько социализирует молодое поколение, способствуя его интеграции в существующее общество, тем самым его воспроизводя. В этом плане, вышедшая на улицы молодежь - плоть от плоти современного общества. Более того, она буквально порождена его внутренними противоречиями. Поэтому предпосылки протестных настроений в молодежной среде следует искать во взаимном конфликте их политических взглядов и острого противоречия всех этих взглядов с реальностью. Немного упрощая, можно выделить их в две большие основных группы.

Первая группа – это либерально-демократическая, уходящая корнями в бурные 90-е годы и рожденная, как противопоставление буржуазно-демократических свобод советскому «тоталитаризму». Ее следы можно обнаружить во множестве школьных учебников по обществознанию. Там рассказывается о правовом государстве, демократических выборах, гарантированных правах и свободах и еще о многих вещах, которые сейчас воспринимаются на уровне политической научной фантастики.

Вторая группа – это большой набор «государственно- патриотических» взглядов, незначительно отличающихся друг от друга. Эти «идеологические симулякры» являются плоть от плоти государственной официальной пропаганды. В контексте школы, эта группа взглядов активно используется для пропаганды среди подрастающего поколения, чтобы заранее приучать его к лояльности действующей власти. Основные постулаты этой группы - государственный патернализм, образы «внешнего врага» и «пятой колонны», приоритет и самопожертвование личности перед интересами общества. На их роль, разумеется, ставятся интересы государства. Для создания этого идеологического опиума в ход шло все: и вульгарное заигрывание с советским наследием, и Олимпиада, и события на Украине, и санкции. На данный момент представители этой группы взглядов являются доминирующими.

Проблема этой системы политических взглядов, с точки зрения использования в пропаганде, в том, что их ресурс почти исчерпан. И на примере школьников мы это наглядно видим. Нельзя вечно оправдывать творящийся на улицах городов праздник нищеты и социального расслоения «внешним фактором» и взывать к «патриотическим» чувствам граждан. Идеологические провалы зачастую пытаются компенсировать в духе «казарменно-патриотических» воспитательных бесед, занятий и лекций. Однако ни к чему, кроме глухого раздражения и еще большей дискредитации этих идеологий в глазах людей, такие действия властей не ведут.

Более того – подобная идеологическая система уже начинает играть очень злую шутку со своими создателями, меняя целеполагание, когда условная «оппозиция» становится «патриотичной», а действующая власть, наоборот – «пятой колонной» и «национал-предателями». Неслучайно, что, начиная еще с первого марша памяти Немцова, либеральная оппозиция начала массово использовать триколоры в качестве «своих» знамен.

 

Конец мертвого сезона

Вышедшую на улицы молодежь не стоит ни недооценивать, ни переоценивать. С одной стороны, они остро чувствуют «социальную несправедливость» и с присущим юношеским максимализмом хотят с ней бороться, стремясь стать не объектом, а субъектом политического процесса. С другой стороны, они «травмированы» нынешней системой образования и «идеологической бурдой» официальной пропаганды, не до конца понимают за что они хотят бороться, имеют во многом наивный взгляд на вещи, и не понимают, что ввязываются в тяжелую политическую борьбу, которая в нашей стране может иметь очень «недетские» последствия. Однако, либо мы работаем с этими людьми, либо мы автоматом отдаем их на откуп нашим политическим врагам. Сектантские рассказы отдельных товарищей о «неправильном» протесте и «неправильной» оппозиции не могут оправдать нашего бездействия в нынешний поворотный момент.

Когда молодой человек выходит на митинг, он учится быть гражданином. В этом плане, для молодых людей действительно лучшей «школой жизни» были и будут ОМОНовские резиновые дубинки, и этого не надо бояться.  Ничто так остро не вырабатывает чувство «классовой ненависти», как дубинка по почкам и зубоскалящий сержант полиции, который наслаждается унижением задержанного. Даже если кто-то после этого отвернется, честно поняв, что ему это не по силам, оставшиеся еще прочнее вольются в ряды протеста.

Мертвый сезон «глухого молчания» сломан и не важно, что поводом для этого послужила кампания Навального. Альтернативная информационная реальность, которую так заботливо создавали центральные СМИ (где нет коррупции, где великий национальный лидер ведет страну от победы к победе), столкнувшись с действительностью, трещит по швам, обнажая всю нищету официальной пропаганды. Те, кто раньше боялись сказать хоть что-то против господствующей в социуме парадигмы, сейчас подают голос. Разгорается забастовка дальнобойщиков, растет количество трудовых конфликтов с хозяевами жизни. Новая волна протестных выступлений началась.

У любого протеста, как и революции, есть два возможных исхода: либо победа революции, либо победа контрреволюции и репрессии для ее участников. Протест набирает силу, и если сегодня различные «либерально-оппозиционные» СМИ и им подобные структуры еще смакуют события 26 марта, то в самое ближайшее время либеральный лагерь оппозиции снова начнет готовится к новым акциям протеста, которые мобилизуют новых людей. Будет ли это борьба за лучший мир или очередной виток разборок олигархических кланов между собой, пойдем ли мы в авангарде борьбы за свои права или опять, как в 2011-м окажемся в хвосте либеральных «хождений по Сахарова», зависит от наших действий прямо сейчас. У нас нет иного пути – либо пойти в авангарде, либо пойти на дно.

¡NO PASARÁN!

Иван Соловьев

Автор – информатик и программист, член Исполкома ООД «Трудовая Россия»

Прочитано 414 раз

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены