Среда, 18 Октябрь 2017 14:04

О «Великом стоянии»

Автор  Юрий Писарев

Дискуссия на сайте «Трудовой России». Участник «Союза рабочих Москвы» Юрий Писарев: ответ Борису Гунько  

 

В Бюллетене сайта ООД «Трудовая Россия (ноябрь 2016 г.) опубликована давно написанная статья Бориса Гунько «Великое стояние» о событиях сентября–октября 1993г. Как участник этих событий считаю, что со многими моментами этой статьи следует поспорить и, кроме этого, следует сделать существенные дополнения. Это надо для того, чтобы сделать объективные выводы. Вопрос первый – надо ли было защищать Дом Советов? Б. Гунько пишет, что надо, но «конечно, было ясно, что в основе начавшегося противостояния лежит не столкновение интересов

пролетариата и буржуазии, а столкновение интересов так называемой патриотической и открыто компрадорской буржуазии. Было ясно, сколь ничтожна мала в этом столкновении доля пролетарских интересов, сводящаяся к возможности с очень малой вероятностью победы позащищать жалкие остатки советской власти».

Прежде всего здесь следует отметить, что так называемые « жалкие остатки советской власти» – это Советский конституционный строй, основа государства. Ничего себе «жалкие остатки»! И как же можно, поэтому утверждать, что «ничтожно мала в этом столкновении доля пролетарских интересов»? И здесь стоит напомнить, что Советский конституционный строй был уничтожен именно в результате поражения народного

выступления в октябре 1993г. и принятия новой, ельцинской буржуазной конституции в декабре того же 93года. А теперь стоит обратить внимание на то, что пишет Б. Гунько о народном выступлении: «Десятки тысяч москвичей и множество приехавших из разных концов страны пришли защищать Дом Советов, причем под красными флагами.» Так разве не ясно, что они пришли защищать именно Советскую власть, а вовсе не участвовать в буржуйских разборках?! Да они прямо говорили, что пришли защищать Советскую власть, а не Руцкого и Хасбулатова со всей их «демократией». В сущности

это была героическая, отчаянная, но плохо организованная попытка лучших людей России (т.н. пассионариев), в большинстве своем беспартийных, отстоять Советскую власть, за что они и отдали свои жизни. Конечно, было и столкновение интересов т.н. «патриотической» и открыто компрадорской буржуазии, но попытка отстоять Советскую власть не идет ни в какое сравнение с буржуйскими разборками. И поразительно то, что Б.Гунько,

как один из самых активных защитников Советской власти, этого  не увидел, хотя и видел «десятки тысяч москвичей под красными флагами»! И лозунги-

Вся власть Советам! А ведь были  еще и многотысячные митинги на Манежной и Октябрьской площади, марши на Москву «Трудовой России», палаточный городок у Телецентра, майские бои на Ленинском проспекте, а затем баррикады на Смоленской площади , штурм Телецентра в Останкино и ,наконец, защита Дома Советов — и все под красными флагами!

А теперь стоит посмотреть на позицию руководства РКРП по данному вопросу (членом ЦК которой и был Б. Гунько). Для этого приведем цитату из статьи «Разрыва не было» в газете «Трудовая Россия» №19 (143), автором которой является Идеологический отдел РКРП: «1993 г., октябрь. Понимая, что это не есть даже попытка социалистического переворота, что это противостояние буржуазной демократии и наступающей диктатуры, тем не менее коммунисты встали на защиту конституционного строя, на защиту буржуазной демократии». Товарищи коммунисты! Скажите – как же можно выступать одновременно за  конституционный строй (тогда еще Советский!) и за буржуазную демократию?! Это же просто абсурд! И как же можно заявлять, что защита Советского конституционного строя не есть даже попытка социалистического переворота? Зачем же руководству РКРП потребовалась такая запутанная, противоречивая позиция?  На мой взгляд для того, чтобы оправдать свою пассивность, инертность в событиях октября 1993г., оправдать то, что Б.Гунько  в своей статье  с горечью назвал «Великим стоянием». И не случайно поэтому  буквально в следующие дни после расстрела Дома Советов и поражения народного выступления лидер, РКРП.  Тюлькин оправдывался  перед новой, ельцинской властью, что было опубликовано в газетах.

Однако ради справедливости надо сказать, что многие коммунисты РКРП и прежде всего члены Московской организации, принимали активное участие в событиях октября 1993г., в защите Дома Советов и Советской власти, правда, в плохо  организованном виде, что также отмечено в статье Б.Гунько.

Поэтому еще в 2002г.в ответе на заявление идеологического отдела РКРП я писал в статье «Непростительные ошибки коммунистов» (Рабочая правда, №10 (18), что «суть событий октября 1993г. состоит в том, что сбросившая маску демократии буржуазная диктатура наносила завершающий удар по Светской власти, ликвидировала ее как основу конституционного строя России, таким образом, октябрь 93 г. есть антиконституционный, антисоветский переворот, завершающий акт ползучей буржуазной  контрреволюции в России». Но с этой трактовкой в РКРП не согласились, хотя и не  смогли ее опровергнуть. А теперь необходимо сказать вот что: в октябре 1993г. именно коммунисты должны были самым  активным образом выступить на защиту Советского конституционного строя, Советской власти, выступить во главе  народного восстания, создать свой штаб борьбы за Советскую власть под лозунгом «Советское, социалистическое отечество в опасности», чего они не сделали и  от этого позорного для коммунистов всех партий  факта никуда не уйти и он останется в истории комдвижения в России. А «Великое стояние» коммунистов и выступление за буржуазную демократию обернулось для России победой буржуазного режима худшего, колониального типа.

Одной из причин «Великого стояния» по мнению Б.Гунько  была «обыкновенная трусость» коммунистов, другой причиной он считает малочисленность Московской организации (всего 1200 человек). Но тогда позволительно спросить, а где же тогда участники многотысячных митингов  (порой до 0,5–1 млн. человек) на Манежной площади в Москве? И приходится признать, что московская парторганизация не сумела превратить огромную массу митингующих в своих агитаторов и организаторов в борьбе за Советскую власть, а митинги, на которых постоянно звучали проклятья и анафема ельцинскому режиму (Банду Ельцина-под суд!), являлись больше выпусканием пара народного протеста , народного гнева и способствовали  росту пассивности народа. К этому следует добавить то, что на активности коммунистов РКРП негативно сказались также разборки Анпилова с Тюлькиным. В то время я был кандидатом в РКРП и видел, как приходили в парт организацию  представители агитировать то за Анпилова, то за Тюлькина. В качестве еще одного примера существенных промахов в агитационной  работе РКРП стоит привести  отношение к агитбригаде, которая вначале сложилась самостоятельно из активистов «Трудовой России», а затем в эту бригаду, отказавшись от приглашений на ТВ, вошла группа моих друзей и я сам и несколько человек из московских театров и эстрады.

Эта бригада выступала на митингах и съездах «Трудовой России». В 1992г.на этой основе Б.Гунько создал более массовый коллектив с более широким кругом деятельности—мы выступали в школах, институтах, на предприятиях, в воинских частях, занимались распространением газет. Казалось бы, что такой агитационный инструмент надо использовать на всю мощность. С такими предложениями мы, участники, неоднократно обращались к руководству РКРП—на основе нашего опыта и нашей помощи создавать подобные агитбригады в различных городах, на предприятиях,  опираясь на поддержку местных парторганизаций и выполняя их задания. Но это не было сделано.И это при том, что Б.Гунько был членом ЦК РКРП, но и ему не удалось убедить руководство партии. в целесообразности  нашего предложения. (Но ради справедливости надо все же сказать, что подобная агитбригада была создана самостоятельно в подмосковном Орехово-Зуеве). И как злая ирония судьбы – Московское восстание в октябре 93г. не было поддержано ни в одном городе или поселке, ни на одном предприятии в России!

Теперь об утверждении Б.Гунько, что «была лишь очень малая вероятность победы пролетарских интересов» в защите Советской власти. На этот счет показателен такой пример.

В один из сентябрьских дней  к заставе на Горбатом мосту со стороны мэрии подошел офицер Советской армии и мне, как дежурному сказал, что является связистом и располагает исключительно важной информацией – может обеспечить связь с любой воинской частью в России по спутниковой системе. Стало ясно, что его надо немедленно представить высшему руководству Дома Советов. Я проводил его от Горбатого моста до 20 подъезда Дома Советов и доложил дежурному офицеру. Этот путь проходил как раз мимо площадки, где обычно располагалась звуковая установка РКРП, но в тот момент там никого не было. Стало досадно, что такой информацией не могут воспользоваться товарищи из РКРП. А ведь офицер–связист наверняка был коммунистом. И эта возможность защиты Дома Советов была куда более надежной, чем тот авантюрный и неудавшийся штурм Штаба вооруженных сил. Да и без таких подарков судьбы победа была возможна прояви коммунисты смелость, решительность и организованность (как учили К. Маркс и В Ленин), а не трусливое «Великое стояние», о котором пишет Б.Гунько. Надежда же на руководство Дома Советов оказалась напрасной. Генерал Руцкой не воспользовался этой поистине бесценной возможностью, отверг ее. А когда начался штурм Дома Советов, он истерично кричал в микрофон: «Помогите, хоть кто-нибудь!»

В противоположность этому «демократы», т.е. буржуазная контра проявили просто бешеную активность, напор, смелость –и победили. И здесь, как укор коммунистам, следует сказать о героическом поведении защитников Советской власти. Я видел все это своими глазами и  на баррикадах Смоленской площади и у телецентра в Останкино и у Дома Советов. Так, на баррикадах Смоленской площади они, используя только оружие пролетариата – булыжник, обратили в бегство вооруженный ОМОН со спецтехникой, несмотря на первые свои потери. Еще более трагические события произошли у Телецентра в Останкино, куда пришла огромная толпа митингующих с Октябрьской площади  после захвата мэрии. Основную массу этого потока составляли участники движения «Трудовая Россия» под руководством Анпилова. В этом потоке было много молодежи, некоторые были с гитарами, но все люди были абсолютно безоружные (не было даже простейшего – коктейля Молотова). У входа в Телецентр около автомашины находился Б.Гунько со своим мегафоном, по которому он тщетно призывал руководство ТЦ выйти на переговоры. Я подошел к нему и сказал, что это бесполезно. Вскоре машиной стали ломать входные двери, но безуспешно, затем  взорвалась граната. И тут же по безоружным демонстрантам был открыт шквальный автоматный огонь. Но они не побежали! Совершенно безоружные люди не побежали под губительным огнем! Появилось много раненых и убитых. Вскоре стало ясно, что безоружным людям ТЦ не взять и надо уводить людей, ведь гибнут зря, но они не уходили и до позднего – позднего времени оставались у ТЦ, несмотря на неизбежную гибель.

Невероятный, немыслимый героизм! Когда к ТЦ пришел генерал  Макашов, невольно подумалось, что не это и не так он должен был делать. Иначе должен был действовать и Анпилов, однако его вина  не в том, что он привел в Останкино людей,  а в том, что он привел туда безоружных людей, к тому же не организованных, в виде толпы.

Героическое сопротивление оказали и защитники Дома Советов, оказавшиеся, к сожалению, под руководством не коммунистов, а  откровенно трусливых,  антисоветски настроенных, пробуржуазных лидеров. Но когда 4-го  октября

начался ельцинский штурм Дома Советов они не побежали и под пушечным огнем, хотя гибли  массой! В этой связи характеристика событий сентября – октября 1993 года руководством РКРП (приведенная выше) является оскорбительной для защитников Советской власти и я, как участник этих событий не могу об этом не сказать.

Наконец, в завершение своей статьи Б,Гунько пишет, что «Московское восстание закончилось закономерным поражением потому, что им руководили люди, выражающие интересы буржуазии». Однако, после   приведенных примеров ясно, что это положение совершенно необходимо дополнить так: «А коммунисты оказались неспособны возглавить это народное выступление, организовать его и оказались способны только на трусливое  «Великое стояние», в отличие от настоящего героизма народа, притом  еще пытающимися «теоретически» оправдать свою пассивность ложной трактовкой  сути событий сентября–октября  1993 года, когда пал последний бастион социализма – Советская власть.                                

Юрий Писарев

Автор – участник Союза рабочих Москвы

Прочитано 140 раз

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены