Вторник, 28 Ноябрь 2017 13:47

Трампизм-цезаризм и новый порядок

Автор  Руслан Айсин

Политолог Руслан Айсин о том, как Дональд Трамп лишает Штаты роли штаб-квартиры мирового либерализма

 

«Президент России Владимир Путин пожал руку американского лидера Дональда Трампа на саммите АТЭС, который проходит во Вьетнаме», — так начинается сообщение одного из официальных информационных агентств России. Подобного рукопожатия весь мир ждал пять месяцев назад, анализируя каждую секунду встречи, которая состоялась на полях саммита G20 Гамбурге. Тогда Владимир Путин и Дональд Трамп общались больше двух часов, хотя протокольные службы глав государств закладывали на встречу не больше часа. «Прорыв», — ликовала российская политическая общественность. Американский правящий класс не был столь восторжен.

Это в России глава государства определяет все: он и бог, и царь, и герой, и закон, и «метафизический муж вечной девы России». В США иначе — здесь президент важный элемент государственной конструкции, но не определяющий. Были в американской истории и убийства президентов, и импичмент — и не пошатнули эти события государственных устоев, не произошло революции, бунта или переворота. Механизм американской системы работает как часы.

США — страна прагматизма. Прагматизм подразумевает программирование и холодный расчет. Многие до сих пор по наивности думают, что избрание The Donald президентом США — это такое недоразумение, сенсация, неожиданность, казус. Для массового обывателя — да, для элит — нет. Даже российский политический класс ставил на Трампа против старушки Хиллари.

Если Трамп был допущен на политическую сцену, значит, он должен был выиграть. Америка ничего не делает просто так. Имперский механизм не может себе позволить работать вне запрограммированного алгоритма.

Все эти годы США оттачивали образ настоящего и одной ногой уже ступили в образ будущего. Либеральный порядок рушится, как карьера актера Кевина Спейси, обвиненного в сексуальном домогательстве к мужчинам (сейчас США захлестнула волна разоблачений на сексуальной почве — и это, поверьте, неспроста!). Спейси сыграл роль президента США в популярном сериале «Карточный домик». Как пишет Михаил Зыгарь в книге «Вся кремлевская рать», Путин рекомендовал своему окружению обязательно посмотреть этот сериал, т. к. в нем геометрически наглядно показано, как функционируют американская бюрократическая система, президент и его двор.

 

«Традиционалисты поставили на Трампа как на нового Цезаря»

США долгое время были центром либерального миропорядка, который был политически и идеологически оформлен в соответствующий Либеральный клуб. Ему на глобальном уровне противостоит Традиционалистский клуб. Есть еще и организационно не такой однородный Радикальный клуб. Эти три угла мирового порядка ведут борьбу за умы и влияние на четвертый угол куба — молчаливое большинство.

США стали гипердержавой благодаря тому, что определили себя в роли штаб-квартиры мирового либерализма. Идеологический спектр Соединенных Штатов справа налево — это многоцветье либерализма. Трамп призван лишить Америку этого статуса. Он трудится во имя Традиционалистского клуба не по причине того, что сам является его представителем, а потому, что политически они являются его союзниками. Традиционалисты поставили на Трампа как на нового Цезаря, диктатора, что соответствует его личным устремлениям — быть персоналистским лидером.

Старый мир рушится, его агонию мы наблюдаем и на горящем в пламени войны Ближнем Востоке, и на примере «заката Европы», и на примере воскрешения, по сути, тирании одного человека в Китае, где Си Цзиньпин, прервав многолетнюю традицию правления, стал полновластным хозяином Поднебесной. В мир приходит новый тип политиков — популисты-цезаристы. Эти процессы идут и в Европе, и в Юго-Восточной Азии, и, естественно, в Африке, и, наконец, в самих США.

Вот поэтому элиты США и решили перехватить «образ будущего», продавив на пост президента Трампа. Лидеру миропорядка важно держать руку на пульсе истории. Тот, кто умеет проектировать будущее, им и владеет. В чем основное содержание этого «нового дивного мира»? Монопорядок, базирующийся на тотальном преимуществе Вашингтона, себя исчерпал. Все рано или поздно изнашивается, есть понятие «усталость металла», поэтому традиционалисты будут стремиться к новому формату господства, который снова станет опираться на Европу как на свой технологический и организационный ресурс. И грядет новый иеро (открытый) имперский тип правления объединенного Запада. Трамп должен выполнить роль Цезаря — «собирателя земель». Этот процесс, конечно, натыкается на трудности и сложности. Это вам не индюшку в духовке запечь ко Дню благодарения, который традиционно отмечается в США в четвертый четверг ноября. Наследуют ведь римские традиции! Посему и кажется массовому обывателю, что у Трампа ничего не получается, а он просто ломает как может старый порядок во имя «образа будущего».

Америка не перестает учить всех жить, в новом пострамповском будущем все равно мир должен быть подчинен США не только в военно-политическом, но и в ценностном плане. И The Donald наследует этой традиции.

 

«It works» («это работает»)

Известно, что США организовали протестантские общины, бежавшие в Новый Свет из преследующей их Англии. Теперь они же хотят соединиться со своими корнями, т. к. американский прагматизм вырос из английского прагматизма Юма, Милля, Спенсера. Движущим мотивом этого нового общества стали жесткий прагматизм, крайний индивидуализм и мессианство. Главным пафосом всей североамериканской цивилизации стал принцип «it works» («это работает»), «действенно» или же «истинным является то, что является полезным». Автором этой незамысловатой, но отвечающей глухим пластам американского бессознательного идеи стал крупный американский философ Уильям Джеймс — один из ярких пропагандистов идеологии американского прагматизма.

Банальность его идей захватила умы большинства населения. Они просты и, увы, действенны — «it works»! По его мнению, истина — это то, что приносит пользу тому, кто в нее верит: материальную, эмоциональную, экзистенциальную, творческую, политическую и т. д. Если все это помогает человеку гармонизировать свой внутренний мир (полный девиативных психонаслоений) со сложной внешней средой, тогда это истина. Поэтому Джеймс вводит понятие стоимости, которая призвана определять стоимость истины. Если стоимость пользы высока, то и степень истины тоже котируется по верхней шкале.

Относительно веры Джеймс предлагает использовать все тот же метод: если вера, религиозная доктрина (какая? протестантско-рациональная?) в Бога помогает человеку решить свои психологические, социальные, материальные проблемы, значит, «истинность» этой религии налицо.

Здесь мы видим, что США, будучи страной холодного прагматизма, страной рацио, все подвергают стоимостной оценке, качество оценивается через количество, истина — через полезность, смысл жизни примеряется через материальный успех.

 

«Лягушки из пруда»

Дабы оградить себя от сухого, скучного изложения, требующего большого формата и многомерности исследования, приведу высказывание величайшего французского поэта эпохи европейского романтизма Шарля Бодлера относительно другого поэта, но американского — Эдгара Аллана По, в котором Бодлер и все европейские романтики, «проклятые поэты», критики эпохи механицизма и рациональности распознали своего соратника, близкого по духу и структуре отношения к этому увядающему в духовном смысле миру. Цитата наиболее ярко характеризует, очерчивает то, как себя чувствовал в Штатах еще в XIX веке человек, который не разделял мультипликационного ложного оптимизма либеральной Америки, жил иными внутренними установками. Итак, Шарль Бодлер: «Соединенные Штаты были для По лишь громадной тюрьмой, по которой он лихорадочно метался как существо, рожденное дышать в мире с более чистым воздухом, — громадным варварским загоном, освещаемым газом».

Другой мастер пера, английский драматург Бернард Шоу, высказался в еще более резких тонах, характеризуя отношения представителя нонконформистского течения «черного романтизма» Эдгара По и США: «По не жил в Америке, он там умер». Он не мог жить там, где нет духовной жизни, где человек — это функциональная машина, где есть земля, но нет неба, где всегда ложный день...

По представлял собой параллельное измерение того, что принято называть прагматичной Америкой. Его ненавидели глашатаи прагматизма — Торо и Эмерсон, которые считались гуру философской мысли США ХIХ века. По в свойственной ему манере определил двух философов «лягушками из пруда». Как точно и хлестко!

Теперь эти «лягушки из пруда», чье кваканье звучит едва ли не как аксиома, безапелляционный приказ, определяют лик современности. Ирония заключена в том, что «лягушка» стала для многих прекрасной Василисой Премудрой (образ статуи Свободы?) из русской народной сказки, которая поучает Ивана-дурака уму-разуму и восклицает: «It works, Ivan, it works!» На помощь ему спешит старик The Donald со своим «образом будущего». А мы пока лишь молчаливые статисты этого карнавала. Только вот фейерверки будут далеко не праздничные...

Руслан Айсин 

Источник

Прочитано 124 раз

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены