Вторник, 09 Январь 2018 08:19

Без выбора

Автор  Товарищ Константин

Политический обозреватель сайта «Трудовая Россия» товарищ Константин о том, «почему президентские выборы нужно бойкотировать»

 

Выдвижение Павла  Грудинина кандидатом в президенты на предстоящих в марте выборах от парламентской партии КПРФ  активизировало среду «левых». Части которой теперь объединяются, разъединяются, впадают в эйфорию, грезя о победе «нового коммуниста» уже в первом туре, предъявляют на него компромат и предпринимают прочие действия. Правда, этим плюсы от выдвижения Грудинина, пожалуй, исчерпываются.

 

Рояль в кустах засыпан небесной манной

Впрочем, и всколыхнувшееся «болото» само по себе плюсом является умозрительным. Активизация «левых» сил – явление, с одной стороны, положительное. Нет ничего хуже стагнации, которой, за редкими исключениями, жили несистемные коммунисты, социалисты и анархисты.

Другой вопрос, в какое русло, во имя чего направляются усилия. Из написанных выше слов «объединяются» и «разъединяются» очевидно, что все «левое» движение фигура Грудинина сплотить не смогла. И в этом нет ничего удивительно, так как кандидат выдвинут партией, которую, существуй она в 1917 году, Владимир Ленин называл бы оппортунистической и соглашательской. И это в лучшем для партии случае.

Не случайно радикальное крыло оппозиции в основном высказывается против участия в выборах в принципе. Грудинина же и вовсе рассматривает как частность. Поддержку «народному кандидату» оказывают по большей части лишь организации, стоящие ближе к социал-демократии, тяготеющие к КПРФ – типа Сергея Удальцова и его «Левого Фронта».

Однако главным является даже не это.

На самом деле баллотирование Грудинина в президенты способствует действию не только и не столько «левых сил», сколько масс в целом. И не может быть рассмотрено в отрыве от других происходящих вокруг выборов процессов.

Отсутствие нижнего порога явки (при отсутствии революционной ситуации и серьезной внепарламентской оппозиции) снимает какие-либо опасности для власти в принципе. Выборы состоятся в любом случае. Даже если на них придет один Владимир Жириновский и проголосует за Владимира Путина. Оспорить их результаты не в суде, а с помощью реальной силы не сможет никто.

В то же время власть, разумеется, заинтересована в том, чтобы придать выборам как можно более высокую легитимность. Заинтересована проще говоря в том, чтобы избиратель пришел и проголосовал. Чтобы победитель имел как можно большую поддержку населения страны.

Можно представить, сколь скучными были бы выборы, участвуй в них парад давно приевшихся, сальных актеров: Зюганов, Миронов, Жириновский. Ту же предвыборную кампанию, дебаты оживлял бы лишь последний. К его «фокусам» население уже, впрочем, привычно настолько, что удивить глава ЛПДР может разве что чем-то уж очень экстравагантным. Например, выходом в прямой телевизионный эфир в одних трусах или плевком Пугачевой в лицо. Правда, через несколько дней забудут и это.

Реального интереса к выборам через эти фигуры уже не построить. Даже обывателям известно, что никто из них опередить Путина не сможет, ибо не смог неоднократно ранее. Не обыватели понимают, что опередить Путина они даже не стремятся. А если вдруг что, отдадут ему победу еще до официального объявления результатов. Как Зюганов, выиграв выборы, отдал президентство Ельцину в 1996 году.

Выборы-2018 обещали стать одними из самых скучных и посредственных. Если не самыми. Но вдруг объявляется комичная с точки зрения большой политики Собчак, которая вряд ли сможет сказать, что же такое, собственно, политика.  А потом и вовсе находится «народный кандидат», очень похожий на «рояль в кустах».

Вспомним. Еще полгода назад о Павле Грудинене, как о кандидате на пост президента страны, говорил лишь один человек – бывший председатель исполкома «Трудовой России» Виктор Анпилов. Однако несколько месяцев назад Грудинин победил в предварительном интернет-голосовании, устроенным «Левым Фронтом». А в  конце декабре съезд КПРФ на безальтернативной основе и, по сути, без обсуждения, то есть внезапно, выдвинул его кандидатом в президенты. Это решение не являлось ожидаемым. Напротив, для ряда экспертов оно стало неожиданным – даже несмотря на то, что незадолго до съезда в СМИ стала просачиваться информация о том, что на выборы от «коммунистов» пойдет именно Грудинин.

Да, вполне возможно, КПРФ руководствовалась исключительно собственными интересами, решив выдвинуть на выборы не 73-летнего Зюганова, а более молодую, современную фигуру (с другой стороны, мы-то знаем, что на самом деле эта партия за власть не борется, а лишь ее обслуживает). Да и Виктора Анпилова, бросившего «первый шар», заподозрить в намеренном участии в хитроумной комбинации по повышению интереса к выборам, невозможно. К тому же он выступал с идеей «народного кандидата» давно. Но получись уж больно красиво. Интерес к выборам подогрет до небывалого с конца 1999-х годов уровня. И сейчас положение, пусть и отдаленно, напоминает «предвыборную лихорадку» 1996-го. Два лагеря. Стенка на стенку. Будет ли возрастать эскалация эмоций по мере приближения выборов? 

Выборы в буржуазном государстве, как известно, шоу. Немного менее пошлое снаружи, но не изнутри, чем «Дом-2». Шоу, в котором крутятся огромные средства, эфирное время, реклама, рейтинги и т.д. и т.п. Соответственно, чем большая аудитория вовлечена в процесс, тем выше коммерческие составляющие, тем прибыльней «дело».

Повышение внимания к выборам, таким образом, задача чрезвычайно важная не только политически, но и экономически. Для правящего, разумеется, класса. Ибо все прибыли пойдут в карман представителям оного. Потому «народный кандидат» для этого класса подобен манне небесной.

 

Кто бы ни выиграл, победит капитализм

Нужно четко понимать, кто такой Грудинин и какой партией он выдвинут. Биографий не будет. Читайте их в интернете. Мы изложим суть: кандидат в президенты от КПРФ – не коммунист и не социалист. После выдвижения он практически в точности, пусть и другими словами, повторил афоризм Зюганова «в России лимит на революции исчерпан». Свою миссию Грудинин видит в том, чтобы не допустить возникновения революционной ситуации. Скорее всего, Грудинин даже не реформист. А если реформист, то весьма умеренный.

КПРФ же, и это давно ни для кого не секрет, создавалась для того, чтобы перевести опаснейший под руководством «Трудовой России» для власти в 1993 году протест в парламентское русло. Превратить его в «протест», пустую говорильню и спокойные митинги по красным дням советского календаря.  У КПРФ было большинство в Госдуме. Никому от этого не было ни холодно, ни горячо. Разве что Советский Союз де-юре, путем денонсации «Беловежских соглашений», был восстановлен. А толку?

Так что же мы в действительности будем выбирать в марте?  Уместно ли называть предстоящее действие выборами в принципе? Ведь само слово «выбор» подразумевает альтернативу, новый вектор, курс, а не продолжение старого в чистом виде или с некоторыми вариациями – в случае выигрыша «оппозиционера».

В идеале, выборы – это выбор между двумя полярными системами – капитализмом и социализмом. Но поскольку последний в «цивилизованном мире» давно встроен в первый, а коренные изменения политических и экономических основ общества, установление новых форм собственности взамен капиталистических без гражданской войны практически невозможно, такая постановка вопроса сейчас есть идеализм.

Реальность такова, что кто бы ни выиграл, Путин ли, Грудинин ли, Россия не свернет с пути капиталистического «развития».  И будет ли оскал капитализма при Грудинине менее хищническим для большинства населения еще большой вопрос.   Даже если руководитель «Совхоза имени Ленина» хочет сделать его таковым, ему придется противостоять множеству могущественных центров влияния.  О радикальной же смене курса, как уже говорилось, не может быть и речи.

Грудинин – обычный чиновник, человек, не имеющий твердой политической позиции. Являлся доверенным лицом Путина. Состоял в «Единой России». Он – и это характерная черта чиновничества в принципе – без проблем меняет политический окрас в зависимости  от конъюнктуры.

 

Что делать?

Единственный путь протеста, оставшийся у народа в современных условиях, это бойкот – нивелирование легитимности выборов путем их простого игнорирования – не явки. Метод испорченного бюллетеня, в общем-то, ничем не отличается от голосования за кого-либо, так как выполнит главную для власти функция – обеспечит явку.

Ясно, что и с помощью бойкота никаких реальных дивидендов не извлечь – политическая система в стране существует от населения, по сути, автономно. Но если речь идет о том, чтобы причинить власти хоть какой-то урон, легальный способ один – бойкот.

Вдруг появившийся якобы выбор, «свежий кандидат», есть, на наш взгляд, иллюзия. Ход, от которого выигрывает весь политический истеблишмент страны. И даже если рассматривать Грудинина в качестве непримиримого соперника Путина, который сделает для победы на выборах все возможное, многие  ли верят в его итоговый успех? В условиях тотально неравного доступа к СМИ – раз. И существования «вертикали власти», заточенной под одного человека – два. Когда едва ли не каждый губернатор, мэр, начальник без какой-либо дополнительной указки понимает, как должен проголосовать вверенный ему регион, город, предприятие.

В таких условиях фантастическим развитием событий выглядит даже второй тур - вряд ли Грудинин наберет больше 20 процентов голосов.

Товарищ Константин

Автор – политический обозреватель сайта «ТР»

Прочитано 3778 раз

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены