Вторник, 08 Август 2017 12:11

Коммунистическая революция капитана Саблина

Автор  Андрей Сидорчик

В ночь с 8 на 9 ноября 1975 года на большом противолодочном корабле «Сторожевой» Балтийского флота вспыхнуло восстание, которое возглавил замполит Валерий Саблин. Об одном из самых засекреченных эпизодов в истории СССР «эпохи Брежнева» – журналист и историк Андрей Сидорчик

 

Мятеж, вдохновивший писателя

В 1984 году американский писатель, мастер политического детектива Том Клэнси выпустил роман «Охота за «Красным Октябрем» – история советского капитана подводной лодки, который угоняет свой корабль в США, разочаровавшись в советском режиме.

Считается, что в основу романа Клэнси положил историю капитана Валерия Саблина, в 1975 году поднявшего мятеж на большом противолодочном корабле «Сторожевой».

В советские времена о данном случае, по понятным причинам, не писали. Зато после распада СССР стали писать много, говоря о капитане Саблине как о диссиденте, который решил едва ли не покончить с коммунистической системой при помощи оружия.

И версия Клэнси, и постсоветские повествования очень далеки от реальных мотивов, которыми руководствовался капитан 3-го ранга Валерий Саблин.

 

Совесть класса, совесть курса...

Валерий Михайлович Саблин родился 1 января 1939 года в Ленинграде, в семье военного моряка. На флоте служили и дед Валерия, и отец. Михаил Саблин, всю войну проведший на Северном флоте, был на хорошем счету у командующего флотом адмирала Головко.

Валерий мечтал пойти по стопам отца и по окончании школы поступил Высшее военно-морское училище им. Фрунзе в Ленинграде.

Еще в школе за Валерием закрепилось прозвище «совесть класса». Одноклассники вспоминали, что он не просто верил в коммунистические идеалы, но стремился сам следовать им неукоснительно и призывал к этому других.

В училище история повторилась – «совесть класса» стал «совестью курса». Карьеристов и подхалимов курсанты не любили, но Саблин был совершенно не из этой породы. Живой, веселый, компанейский, он следовал нормам коммунистической морали совершенно искренне, удивляя этим даже педагогов.

Отличник учебы, секретарь комитета комсомола факультета, Валерий Саблин уже на 4-м курсе вступил в партию.

 

Письмо Хрущеву

Говоря о Валерии, многие, кто его знал, отмечают две черты – абсолютное неумение врать и нетерпимость к лицемерию.

Будущий офицер флота тяжело переживал расхождение слов, произносимых с высоких трибун, с реальными делами.

В 1960 году выпускник училища лейтенант Саблин отправлен для прохождения службы на Северный флот в должности помощника командира батареи 130-мм орудий эскадренного миноносца проекта 30-бис «Ожесточенный».

Служил Саблин хорошо, получал благодарности и повышения по службе. Был, правда, один инцидент, настороживший начальство – офицер отправил письмо тогдашнему Первому секретарю ЦК КПСС Никите Хрущеву со своими мыслями о том, как следует изменить жизнь в стране. Но, в конце концов, эта история для Саблина завершилась благополучно. Правда, сам Валерий, кажется, понял, что простыми словами тех изменений, которые он считал необходимыми, не добиться.

На какое-то время он полностью погрузился в службу, и историю с письмом предали забвению.

 

Образцовый замполит

К 1969 году о Саблине говорили как об офицере, который вот-вот станет командиром корабля. И тут новая неожиданность – Валерий подал рапорт о поступлении на учебу в Военно-Политическую академию имени Ленина. В учебное заведение, готовившее заместителей по политической части, Саблина направили без всяких сомнений – несмотря на его письмо Хрущеву, никто не сомневался в том, что Валерий убежденный коммунист, и если кому-то и нужно заниматься политическим воспитанием моряков, так это ему.

Валерий Саблин не просто успешно закончил академию – в 1973 году имя отличника было выбито на мраморной доске среди ее лучших выпускников

Капитан III ранга Саблин получил назначение заместителем командира по политической части на большой противолодочный корабль «Бдительный» 128-й бригады 12-й дивизии ракетных кораблей Балтийского флота. Однако по прибытии на базу в Балтийск, Саблин узнал, что его перевели на БПК «Сторожевой», откуда прежний замполит был уволен за пьянство.

В этот момент Валерий Саблин решает, что пора реализовать план, с помощью которого он намеревался, ни много ни мало, вернуть Советский Союз «на ленинский курс развития».

Замполит собирался превратить корабль в трибуну, с которой можно будет обратиться к гражданам СССР, членам партии, чтобы инициировать необходимые изменения.

Из прощального письма Валерия Саблина жене: «С 1971 г. я стал мечтать о свободной пропагандистской территории корабля. К сожалению, обстановка складывалась так, что только в ноябре 75-го появилась реальная возможность выступить. Что меня толкнуло на это? Любовь к жизни. Я имею в виду не жизнь сытого мещанина, а жизнь светлую, честную, которая вызывает искреннюю радость... Я убежден, что в нашем народе, как и 58 лет назад, еще вспыхнет революционное сознание, и он добьется коммунистических отношений в стране..

 

Орден для заговорщика

Два года, с 1973 по 1975 Саблин ведет пропаганду своих взглядов среди экипажа, заостряет внимание на недостатках, присутствующих в обществе, рассказывает о настоящих принципах коммунистического общества.

Вряд ли особисты не владели информацией о деятельности замполита «Сторожевого», но они явно были сбиты с толку. Ведь замполит не призывал к изменению строя, он звал к продолжению ленинской революции. Обвини такого в чем-то предосудительном, и неизвестно еще, кто окажется крамольником!

К 1975 году замполит Саблин превратился в неформального лидера экипажа «Сторожевого». О планах выступления он особо не распространялся, и потому его деятельности никто препятствий не чинил.

В январе 1975 года в составе отряда кораблей Балтийского флота «Сторожевой» вышел на боевую службу в Средиземное море с последующим заходом на Кубу. Боевой поход завершился в мае. По его итогам командир корабля Потульный и замполит Саблин были награждены орденом «За службу Родине» 3-й степени.

Если бы кто-то в этот момент сказал, что Валерий Саблин всего полгода спустя поднимет мятеж, офицеры Балтийского флота, знавшие замполита «Сторожевого», вызвали бы «пророку» бригаду психиатров.

 

«Броненосец «Потемкин» как сигнал к восстанию

Осенью 1975 года «Сторожевой» направили на ремонт в Лиепаю, но перед этим корабль получил приказ принять участие в военно-морском параде в Риге, посвященном 58-й годовщине Великой Октябрьской социалистической революции.

6 ноября 1975 года «Сторожевой» прибыл на рейд Риги и стал на указанную ему швартовую бочку, где он должен был находиться до утра 9 ноября.

Часть офицеров корабля ввиду предстоящего ремонта ушла в отпуск, и Саблин решил, что пора действовать.

Вечером 8 ноября на киносеансе матросам показывали фильм «Броненосец «Потемкин». Сам Саблин уже решил, что «Сторожевой» станет кораблем новой, коммунистической революции.

Выступление началось с того, что Саблин доложил командиру корабля Анатолию Потульному о пьянке в помещении гидроакустиков. Командир поспешил туда и был заперт Саблиным и его ближайшим соратником, библиотекарем и киномехаником Александром Шеиным. Внутри поста гидроакустиков Потульный нашел записку Саблина о том, что он собирается делать.

После этот Саблин собрал в кают-компании офицеров и мичманов, перед которыми выступил с речью, призвав к выступлению ради очищения СССР и партии от казнокрадства и лжи, восстановления социальной справедливости. Затем он предложил проголосовать. Мнения разделились примерно поровну, после чего присоединившиеся к Саблину изолировали несогласных в отдельных помещениях.

 

Идем на Ленинград!

В 21:40, после окончания фильма, по сигналу «большой сбор» были собраны матросы и старшины. Перед ними Саблин также выступил с речью, в которой призвал потребовать от власти исправления ошибок и изменений в политическом курсе. Матросам был объявлен план – «Сторожевой» идет в Ленинград с требованием предоставить экипажу слово для выступления по телевидению. Там, по мнению замполита, их должны были поддержать жители Ленинграда и моряки Ленинградской военно-морской базы. После этого новая коммунистическая революция должна была триумфально пройти по всей стране.

Саблин предложил тем матросам, кто не одобряет план, сойти на берег, воспользовавшись корабельным катером, но таковых не оказалось.

Принявший на себя обязанности командира корабля, Саблин намеревался уйти с базы, не вызвав подозрений – ведь «Сторожевой» должен был отправиться на ремонт в Лиепаю. Планы эти, однако, рухнули, после того, как со «Сторожевого» сбежал комсорг, старший лейтенант Фирсов.

Добравшись до подводной лодки «Б-49», Фирсов доложил: на «Сторожевом» мятеж, командир арестован, замполит Саблин собирается угнать корабль.

Фирсову поначалу не поверили: Саблина знали как отличного офицера, и поверить в нечто подобное просто не могли.

Пока разбирались, Саблин, узнав о побеге Фирсова, дал команду сниматься с якоря, и идти в Ленинград.

Но даже когда «Сторожевой» ушел из базы, в мятеж не поверили – решили, что экипаж ошибся, отправившись на ремонт вне графика.

Командование Балтийским флотом пыталось связаться со «Сторожевым», но он молчал.

 

Телеграмма адмиралу Горшкову

Ситуация осложнялась еще одним моментом – на пути в Ленинград «Сторожевой» должен был пройти вблизи территориальных вод Швеции. Поэтому, когда в мятеж поверили, то заподозрили, что Саблин с кораблем пытается «уйти за кордон» – это для командования было куда яснее, нежели какая-то новая «коммунистическая революция».

В 4 часа утра капитан Саблин передал телеграмму командующему ВМФ СССР адмиралу Горшкову: «Прошу срочно доложить Политбюро ЦК КПСС и Советскому правительству, что на БПК „Сторожевой“ поднят флаг грядущей коммунистической революции. Мы требуем: первое – объявить территорию корабля „Сторожевой“ свободной и независимой от государственных и партийных органов в течение года. Второе – предоставить возможность одному из членов экипажа выступать по Центральному радио и телевидению в течение 30 минут... Наше выступление носит чисто политический характер и не имеет ничего общего с предательством Родины. Родину предадут те, кто будет против нас. В течение двух часов, начиная с объявленного нами времени, мы ждем положительного ответа на наши требования. В случае молчания или отказа выполнить вышеперечисленные требования или попытки применить силу против нас, вся ответственность за последствия ляжет на Политбюро ЦК КПСС и Советское правительство».

После этого стало ясно – налицо самый что ни на есть мятеж с политическими требованиями. Причем под флагом коммунистической революции!

 

Остановить любой ценой

Одновременно с борта «Сторожевого» было передавалось еще одно обращение: «Всем, всем! Говорит большой противолодочный корабль „Сторожевой“. Наше выступление – не есть предательство Родины, а чисто политическое, прогрессивное выступление. И предателями Родины будут те, кто пытается нам помешать. Если со стороны правительства к нам будет применена сила, чтобы ликвидировать нас, то вы об этом узнаете по отсутствию очередной передачи по радио и телевидению. И в этом случае только ваша политическая активность, всеобщее выступление спасет революцию, начатую нами. Поддержите нас, товарищи!»

Из штаба ВМФ СССР на «Сторожевой» передали лаконичную телеграмму с приказом вернуться в Ригу. Ответа на нее не последовало.

В погоню за мятежниками были посланы девять кораблей пограничной охраны и Балтийского флота, а также 668-й бомбардировочный авиационный полк. Разъяснять нюансы происходящего не стали, объявив, что осуществляется попытка угона корабля в Швецию. Был отдан приказ – если «Сторожевой» подойдет к шведским территориальным водам, его необходимо потопить.

Бомбардировщики провели предупредительное бомбометание – бомбы разорвались рядом со «Сторожевым», не причинив ему вреда. Но на борту в этот момент часть матросов решила, что ввязалась в авантюру, и освободила капитана.

Анатолий Потульный, вскрыв арсенал, вооружил матросов, сам взял пистолет и проник на капитанский мостик. Увидев Саблина, он выстрелил ему в ногу.

На этом мятеж завершился. Командир «Сторожевого» доложил, что принял командование, а корабль возвращается в Ригу.

 

Предзнаменование

По возвращении на базу, экипаж отправили в казарму под охрану. Раненого Саблина отправили в Москву, а в Ригу прибыла правительственная комиссия во главе с адмиралом Горшковым для разбирательства. Одних уволили, других понизили в должности, экипаж «Сторожевого» расформировали, а само судно перегнали на Тихий океан.

Первоначально вместе с Саблиным под трибунал собирались отдать более десятка его единомышленников, но затем дела закрыли на всех, кроме старшего матроса Александра Шеина – ближайшего сподвижника мятежного замполита.

Следствие по делу было простым – Саблин спокойно объяснил причины своего поступка, признал свою вину, и просил только о том, чтобы матросов, присоединившихся к нему, не наказывали.

В отношении Валерия Саблина была проведена психиатрическая экспертиза, показавшая, что он абсолютно здоров. Один из участников допросов офицера рассказывал, что Саблин как-то признался – Ленин одно время носил псевдоним «Саблин». Моряк видел в этом определенное предзнаменование.

Из письма Валерия Саблина родителям: «Моими действиями руководит только одно желание – сделать, что в моих силах, чтобы народ наш, хороший, могучий народ Родины нашей, разбудить от политической спячки, ибо она сказывается губительно на всех сторонах жизни нашего общества..

 

Смертный приговор пересмотрели через 18 лет после расстрела

Дело о мятеже на «Сторожевом» рассматривалось Военной коллегией Верховного суда СССР с 6 по 13 июля 1976 года. Валерий Саблин был признан виновным по статье 64 пункт «а» УК РСФСР (измена Родине) и приговорен к высшей мере наказания. Старший матрос Александр Шеин был осужден к 8 годам лишения свободы.

Из прощального письма Валерия Саблина к сыну: «Верь, что история честно воздаст всем по их заслугам, и тогда ты никогда не усомнишься в том, что сделал ваш отец. Никогда не будь среди людей, которые критикуют не действуя. Эти лицемеры, слабые ничего не представляющие из себя люди не способны сочетать свою веру, со своими делами. Я хочу, чтобы ты был храбр. Будь уверен в том, что жизнь замечательна. Верь в то, что Революция всегда побеждает».

Приговор в отношении Валерия Саблина был приведен в исполнение в Москве 3 августа 1976 года.

В 1994 году Военная коллегия Верховного суда РФ пересмотрела дело Саблина «с учётом новых обстоятельств» и переквалифицировала его с «измены Родине» на статьи о воинских преступлениях (превышение власти, неповиновение и сопротивление начальству), по совокупности которых изменила приговор на 10 лет лишения свободы.

 

Революция всегда побеждает

Но разве был Валерий Михайлович Саблин тем, кем его представляют сейчас? Отнюдь нет. Этот человек был убежденным коммунистом, до последнего момента искренне верившим в идеалы того общества, начало построению которому дала Октябрьская революция. Капитан Саблин, в отличие от миллионов карьеристов, державших партбилет в кармане ради обретения теплого и сытого местечка, желал лучшей жизни для всех советских граждан.

Капитан Саблин выступал не против советской власти, а против «ржавчины», которая ее разъедала. Он отлично видел циников с партбилетами, усевшихся на высоких государственных постах, тех самых, что всего через полтора десятилетия приведут Советский Союз к краху.

Его выступление было наивным, но абсолютно искренним. Он не сумел победить тех, против кого выступал, даже пожертвовав собственной жизнью.

Последние слова Валерия Саблина, обращенные к сыну, звучали так: «Революция всегда побеждает».

Андрей Сидорчик

Автор – историк, журналист, с 2012 года – редактор раздела «Общество» интернет-портала АиФ.ru.

Источник

Прочитано 328 раз

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены