Вторник, 21 Ноябрь 2017 13:22

Россия – Зимбабве: Казус Мугабе

Автор  Анатолий Баранов

Главный редактор издания ФОРУМ.мск Анатолий Баранов о возможных параллелях в истории с падением зимбабвийского «нацлидера»

 

Ещё 16 ноября правящая в Зимбабве партия «Зимбабвийский африканский национальный союз – Патриотический фронт» поддерживала президента страны Роберта Мугабе и обличала выступивших против него военных. Но прошло всего четыре дня и ЗАНУ-ПФ сместила Мугабе с поста лидера партии и потребовала от него отказаться от президентства.

Интересно, долго ли «Единая Россия» будет верна Владимиру Путину, случись с ним неприятности как с африканским коллегой, задается вопросом АПН-СЗ?

– Я думаю, что для «Единой России» четыре дня запредельно большой срок, – полагает главный редактор ФОРУМа.мск Анатолий Баранов. – Полагаю, счет пойдет на часы, а самые успешные руководители партии будут укладываться в минуты. «Единая Россия» такая структура, что она ни свергнуть, ни реально поддержать никого не может. Очень похожа на КПСС, которая «растворилась в воздухе». И потом, когда в стране есть только одна партия – партия правящего чиновничества, а политика как таковая уничтожена, то и свергающие, и свергаемые обычно принадлежат к одной партийной номенклатуре. И у нас никакие братья Кастро ни на какой яхте «Гранма» в Невской губе не высадятся – будущих свергателей надо искать в ближайшем окружении нашего «мугабе».

– Я бы подумал о другом, и как ни странно в связи с неожиданным чествованием государя Александра Третьего, – продолжил Анатолий Баранов. – Именно его со всей очевидностью видит Путин своим идеалом русского правителя. Так вот, Александр взошел на престол в 1881 году, за 36 лет до революции, покончившей с самодержавием самым радикальным способом – через полное истребление царской семьи, процитируем Путина – «чтоб больше ничего не выросло».  

А ведь к коронации Александра Третьего уже вовсю  шла реформа, затеянная его отцом, в результате которой Россия должна была стать конституционной монархией – всего-то на десяток лет позже европейских империй. Очевидно, что это ускорило бы не только прогресс в стране, но и существенно снизило бы накал революционной борьбы, которая уже не  требовала бы столько крови. Но царь уперся в сохранение своей самодержавной власти, что заставило его наращивать репрессивные меры и оставить своему наследнику власть, целиком держащуюся на штыках. И судьба императорского дома была предрешена уже в день коронации Николая Второго, сына Александра – «кто начал царствовать Ходынкой, тот кончит, встав на эшафот», писал тогда в общем вполне лояльный Бальмонт. В русском обществе уже не было сил, сочувствующих монархии. И ее кровавый конец был очевиден всем. Между прочим, с момента коронации Александра Третьего до свержения Николая Второго прошло всего 36 лет, меньше, чем Мугабе правил в Зимбаве.

Сейчас говорят, что при Александре Третьем было казнено всего 140 человек, – напомнил Анатолий Баранов. – Но с чего это тогда такой вал восстаний и бунтов при его преемнике? Совершенно очевидно, что «людьми» считали только тех, чьи дела дошли до гласного судебного рассмотрения, в основном представителей привилегированных сословий – того же Александра Ульянова, сына действительного статского советника. Это как с войнами, которых при «царе-миротворце» как-будто бы не было. Про кровавую колониальную войну в Средней Азии «забыли», про походы генерала Скобелева в Туркмению – при осаде одной лишь крепости Геок-Тепе русские войска потеряли 400 человек убитыми, оборонявшиеся туркмены – до 20 тысяч, преимущественно, конечно, гражданского населения. Эти войны ввиду отдаленности, «не считались». Та же ситуация и с репрессиями без суда.

Именно Александр III в 1884 году открыл зловещую «Государеву тюрьму» в Шлиссельбургской крепости, а в 1886-м – политическую каторгу на Сахалине. Первое в России телесное наказание женщины-политкаторжанки – по личному велению Александра III – повлекло за собой ее и других каторжан массовое самоубийство. В 1889 году тюремщики застрелили и закололи штыками 6 ссыльных протестантов, включая женщину – Софью Гуревич, а затем после суда над остальными еще троих повесили. «Только в аду, – писал Марк Твен С.М. Степняку-Кравчинскому, – можно найти подобие правительству вашего царя». Твен назвал Александра III «кровожадным маньяком всея Руси». Лев Толстой писал «об ужасах, совершаемых над политическими», а педагог и публицист Н.Ф. Бунаков считал, что «ужасы России в 80-х годах немного отстали от ужасов царствования Иоанна Грозного». Вот, собственно, какой пример для подражания нам изготовил наш бессменный «мугабе».

Источник

На фото – президент В.Путин на открытии памятника императору Александру III 18 ноября 2017 г. в Крыму  

Прочитано 159 раз

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены