Среда, 27 Декабрь 2017 17:58

Поможет ли Путину Павел Грудинин?

Автор  Борис Кагарлицкий

Борис Кагарлицкий: «Каждый раз, когда раздаются призывы к бойкоту фальсифицируемых выборов, появляется множество тех, которые доказывают вам, что даже в таком безобразии надо участвовать»

 

Похоже, на президентских выборах 2018 явка избирателей становится не просто главным, но и единственным политическим вопросом. И администрация президента явно испытывает в этой связи дискомфорт. Именно в этом контексте стоит рассматривать выдвижение кандидатом от Коммунистической партии Российской Федерации миллионера и предпринимателя Павла Грудинина.

Хотя для широкой публики имя Грудинина мало что говорит (его уровень узнаваемости в стране немного ниже 1%), это человек в политике далеко не новый. Владелец 42% акций крупного подмосковного аграрного холдинга, пышно называющегося «Совхоз имени В.И.Ленина», он уже успел побывать областным депутатом от «Единой России», доверенным лицом В.В.Путина, позировал с Владимиром Жириновским, рассказывал журналистам, что выступает за такой социализм, который сегодня существует в Германии. Не удивительно, что чиновникам из администрации президента такой кандидат «от левых» показался привлекателен. После того, как стало ясно, что кандидатура Ксении Собчак скорее отпугивает избирателей, чем привлекает на участки, надо было срочно искать новые приманки. Времени остается мало, да и с вариантами не густо. Ведь нужно не просто получить кандидата, готового симулировать политическую оппозицию, но ещё и найти такого, который ни при каких обстоятельствах с крючка не сорвется. Человек должен быть не просто доверенный, но и тотально контролируемый. Грудинин на эту роль подходит.

Выдвижение капиталиста от партии, называющей себя коммунистической, уже никого не удивляет, на региональном уровне это происходит сплошь и рядом. Но дело отнюдь не только в классовой принадлежности кандидата от КПРФ (в конце концов история знает целый ряд представителей буржуазии, которые жертвовали интересами своего класса, вспомним хоть Энгельса, хоть московского фабриканта Шмита). Но Грудинин, увы, далеко не Энгельс. И главное, все прекрасно знают, что в современных российских условиях выступать оппонентом власти всерьез — значит рисковать интересами своего бизнеса. Грудинин на это не пойдет, он же сам подчеркивает, что выступает как «хозяйственник», а не как политик. Он будет полностью подконтролен администрации. Даже больше, чем Зюганов, которого ещё что-то связывает с партийными кадрами. А Грудинин вообще не член партии. И даже если в результате его кампании партия опустится ещё ниже, это не его проблема.

Сама КПРФ раздираема острыми противоречиями, причем многочисленные оппоненты руководства не имеют общей принципиальной платформы, их объединяет лишь негативная фокусировка на фигуре Геннадия Зюганова, с которым они связывают все неудачи и провалы последних лет. Как опытный аппаратчик, Зюганов прекрасно понял расклад. Выдвинув вместо себя Грудинина, он “расфокусировал” оппозицию. Все прекрасно понимают, что КПРФ за власть бороться не будет, выдвижение не Зюганова, а иного кандидата ничего принципиально не меняет, но повод для недовольства формально устранен. Вы не хотели Зюганова? Пожалуйста, на выборы пойдет не-Зюганов.

С точки зрения кремлевских политтехнологов всё прошло наилучшим образом. Бунт в КПРФ, который грозил бы превращением этой партии в некое подобие оппозиции, погашен, даже не начавшись. Недовольные при тайном голосовании побросали некоторое количество «черных шаров» и долго ругались в курилках, а потом понурив головы разъехались по домам. А пресс-конференции и заявления «свежего человека» Грудинина хоть как-то оживят совсем уж унылый сюжет безальтернативных выборов. Альтернативы, ясное дело, не появится, но будет хоть одно новое лицо. В этом смысле малая известность кандидата — скорее плюс.

Увы, на целую предвыборную кампанию этого не хватит. Интерес к «новому лицу», не предлагающему новых идей или программ, не проводящего массовой политической мобилизации и не претендующему на власть, довольно быстро сойдет на нет. Информационный эффект от выдвижения Грудинина уже на следующий день был в значительной мере перекрыт собраниями сторонников Навального, прошедшими по всей стране несмотря на противодействие и запреты. Навальный тоже ничего нового и оригинального не предлагает, но он хотя бы говорит о том, что для власти является неприятным и болезненным, провоцируя её нервную реакцию. И тем самым ставит себя в положение единственной альтернативы. Он, в отличие от прочих, реально борется за власть и ведет кампанию. Если его не допускают, значит, он единственный, кого власть боится, к кому она относится как к серьезному оппоненту. Если его вдруг всё же допустят (после того, как многократно заявляли, что такого не случится), то это будет яркой победой на старте.

Последнее, впрочем, маловероятно. Сценарий выборов более или менее ясен. Не ясно только одно: смогут ли чиновники убедить людей явиться на избирательные участки?

В сложившейся ситуации самая большая ошибка, которую могут сделать люди, называющие себя левыми, это участвовать в шулерской игре, помогая администрации решать её проблему, приходя на выборы самим и пытаясь приводить туда других. Пользы, по большому счету, даже для власти от этого не будет. Избиратели не изменят своего настроения оттого, что несколько людей, которых они знают как радикальных политиков, поприсутствуют на митинге КПРФ или помашут там своими флагами. Участники подобных мероприятий лишь дискредитируют самих себя. Приходится согласиться с Константином Семиным, довольно цинично подведшего итог происходящему: «Мне кажется, в любом случае «лоха» кинут. Поэтому коммунистической пропаганде надо работать на разрушение любых иллюзий, связанных с возможностью «чудесного выздоровления» общества. Никакой «хороший мужик» ничего поправить не может. Деградация классового сознания, упование на хорошего мужика сегодня — главный враг коммуниста. И главный враг самого мужика».

Разумеется, руководство КПРФ вольно делать всё, что считает нужным. Неприятно то, что пресса связывает выдвижение Грудинина с его успехом в ходе опроса, проведенного на сайте Левого Фронта и названного там “народными праймериз”. К сожалению, с реальными праймериз это имело мало общего — не было ни дебатов, ни встреч с избирателями, ни личной регистрации участников голосования, ни кампании. Проголосовавших за Грудинина в первом туре было менее 2,5 тысяч человек (мы очень мало представляем себе, что это за люди, какую часть из них составили сотрудники его холдинга, например?) Заметим, что руководство КПРФ изначально заблокировало участие целого ряда своих же политиков в праймериз и фактически сорвало их. Потому ссылаться сейчас на результаты опроса, проведенного на страничке Левого фронта, совершенно некорректно. И требовать от других левых поддержки Грудинина на этом основании будет, по меньшей мере, странно.

Значит ли это, что надо поддерживать бойкот выборов? Несомненно. Ведь это единственное, что на сегодня спутывает карты кремлевских политтехнологов. Но когда и как разворачивать кампанию — большой вопрос. Как сделать так, чтобы играя против власти, не сыграть за Навального?

Думаю, что единственный выход это разоблачать и фарс выборов и демагогию Навального одновременно. Призыв к бойкоту должен будет прозвучать уже после того, как закончится период регистрации кандидатов и станет окончательно ясен фиктивный характер этого мероприятия. И тут не должно быть никаких иллюзий: выиграть этот забег мы не можем. Мы не станем в марте сильнее или популярнее. Но если мы не будем сейчас занимать принципиальную и честную позицию, то рискуем стать гораздо слабее. Проблема не в том, что мы получим, а в том, что мы можем потерять.

Потерять же мы можем самое главное — авторитет, репутацию, самоуважение и шанс активно участвовать в дальнейших событиях, когда масштабы нынешнего позора станут очевидными.

Наконец, последнее. Каждый раз, когда раздаются призывы к бойкоту фальсифицируемых выборов, появляется множество милейших людей, которые доказывают вам, что даже в таком безобразии надо участвовать, потому что «иначе ваш голос используют без вас». Успокойтесь, господа! Это всё равно сделают. Вопрос лишь в том, сделают это с вашей помощью или без неё. Можно голосовать хоть за Микки Мауса, можно забирать или портить бюллетень. Но всё это не имеет никакого значения. Чиновникам важно получить от вас собственноручную подпись с паспортными данными. А бюллетени могут и вообще не считать. Поразительно, что этот очевидный по опыту целого десятилетия факт всё равно оказывается слишком сложным для восприятия некоторыми головами. Цифры нарисуют. Явку, в конечном счете, тоже нарисуют. Просто явившись на участок, вы облегчите задачу рисовальщиков.

Единственное, что можно делать, сталкиваясь с жульнической игрой, это разоблачать её. Единственная роль, которую левые могут играть на подобных выборах, это роль представителей общественного контроля, наблюдателей, занятых честным подсчетом явки, чтобы потом предъявить жуликам от власти настоящие цифры и призвать их к ответу. Сделать это будет нелегко. Но это, по крайней мере, имеет смысл.

Борис Кагарлицкий

Автор – главный редактор интернет-издания Рабкор.ру, директор Института глобализации и социальных движений, социолог 

Источник

Прочитано 1006 раз

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены