Понедельник, 24 Апрель 2017 07:58

Последние рубежи «путинизма»

Автор  Артём Корчагин

Политический обозреватель сайта ООД «Трудовая Россия» Артём Корчагин: «Ползучий франкизм и Великая Октябрьская альтернатива»

 

В год столетия Великой Октябрьской социалистической революции более чем когда-либо прежде проявляется та непреложная истина, что правящий в России политический класс все явственнее и наглее стремится к абсолютистскому реваншу. И это при том, что изначально неумолимое стремление к политическим и экономическим высотам безраздельного господства на всём некогда социалистическом пространстве бывшего СССР лицемерно драпировалось знаменами буржуазно-демократического Февраля. Стремлением вернуть Россию в лоно буржуазной, либеральной цивилизации, из которой она якобы была вырвана «антидемократическим» «тоталитарным» Октябрем.

Ныне, более чем четверть-вековой comeback буржуазной демократии в России, как решительное отрицание Октября, обернулся трагическим историческим регрессом. Вместо цивилизации – деградирующий периферийный капитализм. Тот самый, который диктовал Российской империи ввязаться в мировую бойню народов на подхвате «великих держав» и подведший ее к военно-политическому краху и распаду. И не случись тогда Великого Октября, еще неизвестно в какой из частей «бывшей России» нам бы довелось ныне жить и о какой модели государственности рассуждать.

В этом плане крайне важно понять, что буржуазно-демократический Февраль как стихийный выброс революционного нетерпения масс, проистекал из острейшего нежелания миллионов людей жить по-старому. Но для исторических судеб русского народа он ценен исключительно в связке с последующими революционными событиями Октября. Совершенно очевидно, что позитивное отрицание политического абсолютизма, ставшее квинтэссенция Февральской революции, не несло при этом проекта новой социально-политической реальности, чего нельзя сказать о проекте советском. Но специфика момента такова, что его реализация в России без переходного февральского этапа навряд ли представлялась возможной.   

Очевидно и другое. Российская либеральная буржуазия оказалась несостоятельной именно потому, что на смену полуфеодальному иерархическому обществу, низложенному Февралем, она готовила стране его второе издание в виде новой диктатуры меньшинства – «элитарного» парламентарно-представительного Учредительного собрания, депутатам которого народы страны должны были доверить свою собственную судьбу. Одновременно с этим, связанная по рукам и ногам долговыми обязательствами перед иностранным капиталом, российская буржуазия была не в состоянии пойти навстречу коренным требованиям масс о немедленном заключении мира и немедленной же конфискации помещичьего землевладения. Разбуженные невиданными лишениями мировой войны и острейшим кризисом прежней государственности со всеми присущими ей социальными институтами, массы отказались передоверять свою собственную судьбу посредникам. Увлеченные энергетикой большевистского, ленинского проекта советской социалистической альтернативы, они реализовали свое право на непосредственное управление Россией через систему прямой народной демократии советского типа, окончательно утвердившуюся в ходе социалистической пролетарской революции. И не их вина, что на известном этапе интернациональная, и в тоже время в лучших традициях русской вечевой демократии, система Советов была подменена всевластием партийно-государственной бюрократии, которая вскоре окончательно мутировала в необуржуазный политический класс, утвердивший свое безраздельное политико-экономическое господство в «постсоветской» России.   

Как для всякого полноценного сословия или класса, для властной «российской» бюрократии жизненно важным был и продолжает оставаться вопрос сохранения системы престолопреемственности на всех без исключения этажах властной «вертикали», как гарантии от любой мало-мальски возможной дестабилизации власти, а, следовательно, от угрозы потери своих господствующих позиций. Под последним следует понимать возможность безраздельно распоряжаться и владеть богатейшими ресурсами страны – и к тому же, не в одном поколении.

С этой точки зрения давно уже формальные «буржуазно-демократические» одежды существующего режима, все менее способны с такой задачей справиться, ибо предусматривают необходимость соблюдения хотя бы видимости «демократических» процедур – например, выборов. А это, даже при условии их тотальной управляемости, требует определенной активизации «гражданского общества», а, значит, опять-таки создает угрозу дестабилизации режима.     

Страх перед иллюзорными, но все же возможными катаклизмами внутри «вертикали», толкает главных распорядителей ресурсами страны в объятия средневекового абсолютизма, как последнему прибежищу в деле консервации существующих ныне порядков на неопределенно длительную перспективу. Последнее объясняет целую серию медийных «вбросов», призванных прощупать даже не столько реакцию общественного мнения (реакция плебса важна только в том смысле, чтобы не перегнуть палку), сколько моральную готовность правящего политического класса к подобного рода пертурбациям. Его способность к быстрой политической консолидации в преддверии судьбоносных выборов 2018 года – и мэрских, и президентских одновременно.

Другое дело, что в отсутствии внятного социально-политического проекта развития всерьез говорить о консолидации кого бы то ни было (будь то нации, будь то политического класса) весьма затруднительно. Вот почему такие «вбросы» происходят как будто бы автономно, без явного участия в этом президентской администрации и прочих подшефных ей структур. И судя по этим message (сообщениям), время от времени посылаемым давно уже захиревшему «гражданскому обществу», есть две темы, без которых дальнейшее движение вперед для нынешнего режима не представляется возможным.

Во-первых, это тема «национального суверенитета», что в исполнении правящей группы означает ее неподотчетность инстанциям международного права (правда, в условиях явной транснациональности нынешней «российской элиты» подобное выглядит более чем абсурдно). Во-вторых, тема «национальной самоидентификации» российской общности, как гарантия от нового издания «парада суверенитетов» теперь уже на территории самой Российской Федерации, в случае краха системы «вертикали власти». (Отсюда – неслучайны неоднократные отсылки президента к опыту формирования «советской исторической общности людей»).

Нетрудно заметить, что первая тема всецело отдана на откуп полушутовской структуре депутата-единоросса Федорова (так называемый «НОД»), к которому совершенно недавно присоединился коллега Федорова по Госдуме, правда, из соседствующей с «едроссами» фракции КПРФ режиссер Бортко. С трибуны парламента он сокрушался о конституционном подчинении РФ международным институтам и отсутствии (опять-таки, согласно конституции) права страны на собственную идеологию, и в итоге призвал к пересмотру «антинационального» Основного закона. При этом сам Бортко, как представитель фракции КПРФ, вряд ли мог всерьез предполагать, что в случае пересмотра «кабальной» конституции образовавшуюся идеологическую брешь кто-то вдруг позволит заполнить именно коммунистам. Конечно, если под последними понимать не «зюгановскую» КПРФ, а подлинных апологетов марксистско-ленинского учения.   

Что касается второй темы, то она сплачивает куда более пеструю массовку. Здесь и РПЦ с ее неумным желанием исторического реванша под флагом тотальной реституции (возвращении ценностей и собственности), и вездесущие молодые мракобесы из парламентской фракции ЛДПР, и целая армия им подобных. «Жириновцы», кстати, сыплют такими инициативами как из рога изобилия. Причем неясно, то ли юбилейный 2017-й на них так действует, то ли действительно массовый «вброс» обусловлен острейшей неуверенностью на самых верхах властной «вертикали». Причем, касается это не только ЛДПР – грань между условно разделенными на фракции парламентариями от раза к разу все более условна.

Внесенные в парламент только за два первых месяца нового 2017-го года законодательные инициативы, а также озвученные заявления «народных избранников» говорят сами за себя. Депутат Толстой от «ЕР» предлагает внести в Конституцию поправки, способные обеспечить практически бессрочное правление президента РФ. Примечательно, что этот же депутат заявляет, что предки петербуржцев, протестующих ныне против передачи музейного комплекса «Исаакиевский собор» в руки РПЦ, все как один «повыскакивали с наганом в руках из-за черты оседлости». Его коллега по одноимённой фракции, бывшая прокурорша Крыма Поклонская, не стесняясь общественной реакции, ставит на одну доску с душегубом Гитлером В.И. Ленина и Мао Цзэдуна и на полном серьезе вещает про мироточение бронзового бюста Николая Кровавого (Романова), как раз и сооруженного в ее бытность главой крымской прокуратуры.

Депутат от «жириновцев» некто Сухарев призывает перенести празднование 23 февраля на 29 августа (до революции – «День русского воинства») или на 9 декабря, когда отмечался некогда «День кавалеров Святого Георгия». По какому поводу сие сотрясания воздуха, спросите вы? А все ровно по тому же: 23 февраля, по мнению горе-депутата, «в его нынешнем виде было установлено наркомом Львом Троцким и эта дата, по сути, не является русским национальным праздником». В то же самое время другой околополитический недоумок (других туда не берут!) из ЛДПР предлагает разрушить Мавзолей В.И. Ленина на Красной площади и в год столетия Великой Октябрьской революции «примирить белых и красных», перезахоронив вождей последних «по православным канонам» (?!).  

Что интересно и в тоже время глубоко символично, венчает череду подобных пассажей более чем характерное заявление главы Республики Крым Аксенова. На днях он предложил отказаться от «демократической» «коллективной безответственности», учредив в России… монархию. В этом своем признании Аксенов оказался откровеннее многих своих коллег, что бесспорно роднит его с давним апологетом самодержавия вице-спикером нынешней Думы Жириновским. Тот буквально выпрыгивает из штанов, лоббируя идею реставрации императорского режима в стране. И не надо думать, что подобное – из разряда экзотики. Жириновский с первого своего шага в политике случайных вещей не говорит. Но смешно было бы полагать, что случайные вещи принялся бы изрекать глава такого стратегически важного для власти региона как Крым. Тем более, что подобные метаморфозы диктатур в истории уже были апробированы и, следует это признать, сработали весьма эффективно. По крайней мере для тех, под кого подобные идеи реализовывались на практике.  

Вспомним, как перед лицом кризиса режима персональной диктатуры престарелый «национальный лидер» генералиссимус Фронко Баамонде пошел на реставрацию монархии в Испании, обеспечив за собой пожизненное, на протяжении 28 восьми лет подряд (!), регентство при пустующем королевском троне. Подобным образом, этот «спаситель Испании» (Западу антикоммунистическая диктатура Франко была предпочтительнее перспективы «красного» реванша в Испании, потому на ее профашистское происхождение там упорно закрывали глаза), всем своим правлением подготовивший почву для ее интеграции в «мировое капиталистическое сообщество», смог избежать открытого выражения недовольства со стороны нового поколения политического класса, более не желавшего жить по-старому.

Данный пример вполне может оказаться спасительным для главного полномочного представителя правящей в России политической группы. Особенно в ситуации, если международная изоляция последней (как действенный способ давления на нее) не прекратится. Франкистский гибрид «либеральной диктатуры с опорой на национальный суверенитет» (что в десятки раз честнее бессодержательных псевдодоктрин «суверенной демократии» или «русского мира») может в этой связи прийтись как нельзя кстати. Другое дело, что подобное неизбежно выбьет крапленые карты мнимого системного противостояния «либеральных» и «патриотических» «башен» Кремля из рук тех, кто за смену персоналий, но не системы. Системы, которая последовательно и неуклонно выстраивается в России, начиная с открытой фазы необуржуазной контрреволюции 1991-1993 гг., уверенно пережив на этом пути все «патриотические» зигзаги и повороты власти.

Конечно, данная перегруппировка может быть реализована только при самом неблагоприятном для власти сценарии, когда существующую ныне ситуацию статус-кво уже невозможно будет удержать в рамках нынешней политической конфигурации. При всех иных раскладах следует ожидать продолжения имитации конфликта интересов по линии «патриоты» («государственники») – «либералы» («западники») с неизменным при любых политических многоходовках сохранением действующего нелиберального курса распродажи Родины.

К тому же такое положение дел не только не опровергает, но, наоборот, уверенно подтверждает ту непреложную истину, что правящий ныне режим един и неделим. И никакой «демократический» парламент или «национальный суверен» в мантии или без – при сохранении диктатуры финансового, к тому же глубокого компрадорского по своей природе капитала, к перегруппировке социальных (классовых) сил в стране никогда не приведут. А без этого всякие споры про «обретение утраченного суверенитета», «национализацию Центробанка», и проч. – досужие трёп и болтовня, направленные на забалтывание краеугольного вопроса действительности: в чьих руках собственность, а, следовательно, и власть в России, а также кто и в чьих интересах распоряжается ими сегодня.   

Делегаты Второго Всероссийского Съезда Советов, собравшиеся сто лет назад в революционном Петрограде, не просто дали ответ на эти, и сегодня проклятые, вопросы – они избрали принципиально иной для России путь. Решительно и бесповоротно отказавшись выбирать между «плохой» полуфеодальной монархией и не менее «плохим» компрадорским капитализмом, они выбрали вектор непосредственного («прямого») народного суверенитета в лице непарламентарной, осуществлявшей непосредственную («низовую») диктатуру трудящихся масс, советской власти.

Без всякого сомнения, этот исторический выбор стал главной русской альтернативой ХХ века – главным русским проектом, открывшим подлинную эпоху народных масс как решительное отрицание «цивилизованных» иерархических обществ и опирающихся на них диктаторских абсолютистских режимов правления.

Как тогда, так и теперь бесчисленные суверены: короли и президенты, канцлеры и раисы, шейхи и каудильо, также, как и стоящее за ними «элитарное» меньшинство, более всего опасаются именно этой альтернативы – тысячелетней мечты человечества об обществе справедливости и самоуправления, самый первый и решительный шаг к которому был впервые сделан на нашей земле в Октябре 1917 года. Да не бывать ему последним!   

Артём Корчагин

Прочитано 414 раз

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены