Четверг, 27 Апрель 2017 16:32

Муаммар Каддафи: «Власть народа – это навсегда!»

Автор  Муаммар Каддафи

Братский руководитель ливийской революции: «Мы надеемся, что народные движения во всех арабских странах свергнут свои правящие режимы и станут подобными Ливии, то есть Джамахириями»

 

Салям Мусафир (далее – корр.): Господин полковник, я хотел бы поблагодарить Вас за предоставленную возможность взять у вас интервью для телеканала RТ, вещающего на нескольких языках. Мы хорошо знаем, что вы один из тех редких лидеров в мире, которые предпочитают высказываться откровенно. Возможно, некоторым такая откровенность может иногда показаться странной, но в нашей беседе она, надеюсь, как раз поможет. Не могли бы вы объяснить, что же все-таки происходит в Ливии. В настоящее время об обстановке в вашей стране ходят самые разные разговоры.

Муаммар Каддафи, лидер ливийской революции (далее – Лидер): Наша ситуация коренным образом отличается от того, что случилось в Тунисе, в Египте, в Йемене, в Бахрейне, в Катаре, в Саудовской Аравии и от того, что имеет место сейчас в некоторых арабских странах. Это не имеет ничего общего с ситуацией в Ливии. Там народы выступают против своих властителей, а у нас здесь народ требует, чтобы революционное руководство осталось. Он привержен своей народной власти и не хочет никому ее уступать.

У других народов нет власти – она есть у правительства, есть у президента. Если в какой-то стране президент или правительство или парламент уходят в отставку, то приходит новое правительство, новый президент и так далее. В Ливии же власть принадлежит народу – народным съездам, народным комитетам, и люди не желают никому свою власть передавать.

В некоторых районах наш народ противостоит немногочисленным бандам, которые нападают на полицейские участки, на армейские казармы, они захватывают оружие. Эти банды укрепились в некоторых зданиях. По ночам они открывают огонь, терроризируют население, иногда даже режут людей, как это делает аз-Заркави. Они перерезают горло, кому-то отрубают руки, кому-то ноги, кого-то пытают электротоком. В общем происходят ужасные вещи. Видит это мир или не видит?!

Между силами полиции, безопасности и армии из тех казарм, которые подверглись нападениям, с одной стороны, и бандитами, с другой, произошли перестрелки. Было убито 150-200 человек. Среди убитых – полицейские, военнослужащие, а также члены банд. Мы боремся с этим явлением, оно проникло сюда извне от Аль-Каиды, создавшей у нас свою агентуру. В некоторых странах такое также имеет место: то тут, то там появляются ячейки Аль-Каиды. Раньше мы даже не хотели делать эту информацию достоянием гласности. Однако руководители Аль-Каиды и те, кто с ними связан, использовали в своих целях молчание ливийского государства и его нежелание рассказывать о происходящем. Кстати, мы считаем, что эти события были спровоцированы и управлялись извне, через посредников. Наши противники стали рассылать с помощью мобильных телефонов сообщения по всему миру о том, что, дескать, в Ливии происходят демонстрации, повсюду слышна стрельба и уже якобы убиты тысячи людей. Мы вдруг обнаружили, что весь мир настроен против Ливии. Но почему? Что случилось?

Нам говорят: «ну как же, у вас демонстрации!» Какие демонстрации? Когда? У нас не было никаких демонстраций. Нам говорят: «но ведь информационные агентства сообщают об этом, тысячи людей погибли». На самом деле погибло сто пятьдесят или двести человек. А нам говорят: «у нас информация о тысячах погибших». Но откуда она пришла? Из информационных агентств, отвечают. Так как же Совет Безопасности ООН и весь мир могут принимать резолюции, основываясь только на данных новостных агентств? В действительности выяснилось, что сами же террористы Аль-Каиды посылали с мобильных телефонов сообщения в иностранные информационные агентства. А те всю эту ложь распространяли.

Сейчас уже трудно изменить это страшное представление о Ливии, сформировавшееся в сознании мирового общественного мнения. Люди в мире уверены, что у нас кризис, что у нас катастрофа, у нас проблемы. Мы же не считаем это ни ливийским кризисом или ливийской проблемой. Это очень ограниченный, частный случай, касающийся борьбы с вооруженными преступными бандами сумасшедших и маньяков. Алжирская армия воевала с ними много лет. В Нигерии появилась подобная банда «Боко Харам» – она связана с Аль-Каидой. Россия несколько лет воевала в Чечне против таких же бандитов. С ними ведут борьбу в Ираке, в Афганистане. НАТО противостоит таким же вооруженным группировкам. Подобная группировка действует и в Сомали. Но весь мир поддерживает правительство Сомали в борьбе с этой организацией.

Таким образом, вооруженные банды, состоящие из экстремистов, широко распространены, и в том числе в странах арабского Магриба. Странно, что мир занимает такую негативную позицию в отношении Ливии. Я думаю, что он сформировал ее на основе лживых репортажей информационных агентств. Мир увяз в этой лжи и теперь пытается сохранить лицо. Даже госсекретарь США сказала: «Мы действительно формировали свою позицию на основе сообщений информационных агентств». Вы сначала прислали бы комиссию для расследования фактов, а уж затем принимали резолюцию.

Кстати, в соответствие с уставом ООН Совбез не имеет полномочий вмешиваться во внутренние дела какого-либо государства. Совет безопасности может это сделать, только если начнется война между двумя или более государствами. Следовательно, согласно уставу Организации Объединённых наций, резолюция № 1970 является недействительной. Мы направили запрос в международный суд ООН для признания ее таковой. Мы открыли свои двери для журналистов и информационных агентств и, конечно же, для тех агентств, которые были причастны к распространению лживых сообщений, хотя сейчас им уже трудно изменить свою позицию.

Мы открыли двери для комиссии по расследованию фактов из Африканского Союза, из Организации Объединенных Наций, из организации Исламская конференция и из любых других международных структур. Это именно то, чего мы хотим –  нам нужно, чтобы все узнали правду: в Ливии никогда не было никаких демонстраций, ведь террористы не организовывают демонстраций. Вы когда-нибудь слышали, чтобы Аль-Каида устроила демонстрацию? Они, конечно, контролируют некоторые территории, терроризируют людей, захватывают мечети, объявляют эти территории эмиратами. Каждый террорист назначает себя эмиром улицы или здания – вот, что произошло в действительности.

Корр.: На сторону Аль-Каиды перешли некоторые представители власти, которые совсем недавно были известны в мире как Ваша опора.  Среди них – известные дипломаты. Что подтолкнуло их к таким действиям.

Лидер: Что касается дипломатов, то они увидели эти жуткие сюжеты, содержание которых, по сути, является неверным. Как я вам только что сказал, некоторые из этих людей очень сильно расстроились. Ведь если человек узнает, что в его стране убиты тысячи людей, ему уже не хочется оставаться ее послом. Некоторые из них, конечно же, были подкуплены. Те, кто работал в Америке – давно подкуплены и завербованы американскими спецслужбами. Им приказали занять такую позицию по отношению к Ливии.

Те же, кто был внутри страны, особенно в Бенгази, оказались в плену. Даже те, кто создал так называемый «переходный совет». Нет никакого «совета» – есть просто группа людей, которые раньше даже не встречались друг с другом. Они просто случайно оказались в Бенгази, когда произошли эти события, и попали в плен. Бандиты приходили к каждому из них в кабинет, угрожали оружием. Они говорили: «или ты будешь с нами и станешь говорить то-то и то-то для СМИ, или мы перережем тебе горло». Все эти чиновники незадолго до того звонили нам и говорили: «нам сейчас стучат в дверь, угрожают, что зарежут. Нам говорят: отрежем вам головы и порвем вас на куски, изнасилуем ваших жен и дочерей у вас на глазах». Согласитесь, жуткая ситуация. Чиновники говорили нам: «мы остаемся на вашей стороне». Но мы сказали – нет, делайте то, что требуют мятежники, пока мы вас не спасем. Притворитесь, что вы с ними. Так что всех этих людей мятежники заставили примкнуть к ним. Просто вынудили. Но их сердца покоились в вере. Вспомните, Ясира ибн Аммара, одного из сподвижников пророка Мухаммеда сначала заставили сознаться в неверии, а потом привели его мать и отца, пытали их у него на глазах.

Корр.: Господин полковник, какова сейчас ситуация в военном плане? Нам была предоставлена возможность ознакомиться со значительным числом городов и районов, в которых, к великому сожалению, наблюдались сильные разрушения после боев. Как обстоят дела сейчас, можно ли ожидать, что так называемый оплот мятежников в Бенгази падет через несколько дней или недель?

Лидер: Как вы видите, весь народ на нашей стороне. Против только бандиты. Люди постоянно взывают к нам о помощи и просят: «избавьте нас от этой вооруженной банды». И в частности, Бенгази взывает о помощи. Нас просят освободить людей от гнета вооруженной банды. Конечно, мятежники засели в зданиях, в том числе в жилых домах. Это делается специально, чтобы создать из людей живой щит. Таким образом, бандиты стремятся защитить себя. Мы считаем, что Бенгази может справиться с ними сам баз использования нашей военной силы.

Сегодня, например, организация врачи без границ заявила о выводе своих специалистов из Бенгази и отправила их в Египет. Люди стали уходить: вчера из Бенгази ушла тысяча человек. Среди них и некоторые мятежники, и те, кто совершил преступления, и те, кто был в тюрьме. Кстати, они напали на тюрьму и выпустили заключенных – обычных уголовников, осужденных за наркотики, за убийства, за контрабанду. Их выпустили, им раздали оружие, велели воевать на их стороне – вместе с ними захватывать город. И все эти преступники, которые вырвались из тюрьмы и которым раздали оружие, вчера начали убегать. Мы уже насчитали больше тысячи человек, бежавших из Бенгази. Я думаю, что мятежники в Бенгази будут  окружены и, в конце концов, им ничего не останется, кроме как сдаться.

Корр.: Со стороны может показаться, что ливийское руководство демонстрирует спокойствие – не видно нервозности при принятии решений, особенно в плане внешнеполитической активности. Насколько вас устраивают позиции, занимаемые различными странами? Вы говорили, что за рядом международных резолюций стоят определенные государства. Имеются ли у вас сведения о том, что эти государства действительно не намерены принимать резолюций, как это ожидалось ранее?

Лидер: Как я уже сказал, мир оказался в неудобном положении, и теперь он сожалеет об этом. Мир понял, что ошибся и что произошедшее в Ливии в корне отличается от того, что было в Тунисе и в Египте. Международное сообщество увидело народ Ливии, который приветствовал Каддафи. Все заботы людей по всей стране связаны с ливийской революцией Первого сентября. Нигде нет антигосударственных демонстраций, по которым велся бы огонь. В тоже время Аль-Каида действительно присутствует.

Конечно, были использованы и другие люди, о которых я уже говорил: они случайно оказались там, в Бенгази, и попали в плен. Это, например, министр юстиции и несколько адвокатов – они случайно приехали в Бенгази и их заставили создать «переходный совет», чтобы посредством него получить финансовую и материальную помощь. Их использовали в качестве орудия для осуществления определенных замыслов. Но, в конце концов, оказалось, что этот так называемый «переходный совет» – фикция.

В то же время его члены не имеют отношения к боевикам с идеологической точки зрения. Боевики не признают министра юстиции и других – они считают их всех неверными. Вы же знаете какие убеждения у Аль-Каиды: они всех считают неверными. У них нет никаких требований – ни экономических, ни политических, ни социальных. Для них единственное правило – убивать.

Корр.: После того как все эти события закончатся (надеемся, что скоро), будете ли вы в итоге пересматривать всю политическую систему? Можно ли ожидать принятия новой ливийской конституции?

Лидер: Нет, нет. То, что произошло, не имеет отношения к конституции, к системе гражданского общества или к гражданским правам – эту вооруженную группировку (Аль-Каиду. – прим.) вообще не интересует демократия. Вы же знаете Аль-Каиду. Ее сущность всем известна: в Аль-Каиде считают, что демократия – это безбожие, что она пришла от неверных, от Запада. Они не признают ее, а признают лишь халифат и тому подобные вещи. Но это не заставит нас пересмотреть свои ценности.

Власть народа – это навсегда! Мы надеемся, что египетский народ станет джамахирийским. Египет станет Джамахирией, Тунис станет Джамахирией. Мы надеемся, что народные движения во всех арабских странах свергнут свои правящие режимы и станут подобными Ливии, то есть Джамахириями: народы будут управлять народными конгрессами и народными комитетами.

Корр.: Вы, конечно же, следите за позициями различных государств. Как вы оцениваете российскую позицию. Мы слышали, что вы встречались с послом Российской Федерации, что предложили России, Китаю и Индии инвестировать в Ливию. Можно ли сказать, что это компенсация за умеренные позиции упомянутых стран?

Лидер: Конечно, так оно и есть. Мы говорим об этом без какого-либо стеснения. К тому же мы больше не доверяем Западу. Поэтому нашими союзниками теперь будут Китай, Россия и Индия – в нефтяной сфере, в строительстве, в инвестициях. Пусть Запад пересмотрит свои позиции, признается, что ошибался, пусть извинится и скажет, что ошибался. Пусть Запад признает, что зря втягивал в это Совет Безопасности, что Совет Безопасности не имел полномочий вмешиваться в ситуацию в Ливии, что произошедшее не заслуживало всего этого шума. Пусть Совбез отменит резолюцию № 1970, а западные страны извинятся и скажут, что ошибались. В этом случае могут быть восстановлены добрые отношения, экономическое сотрудничество и тому подобное. Возможно, в этом случае западные страны вернутся в Ливию, но приоритет всегда будет отдаваться Китаю, России и Индии.

Корр.: Мы слышали, что один из лидеров западных стран пытается сейчас извиниться перед Вами, исправить свои ошибки. Насколько верны эти сообщения?  

Лидер: Да, это так. К нам приходят и прямые сигналы и послания: мол, ошиблись, не обессудьте: не думали, что все так произойдет. Нам косвенно предлагают забыть разговоры о санкциях, о введении беспилотной зоны. Они косвенно сообщают нам, что признают свои ошибки. Подобные сигналы были, мы их действительно получали.   

Корр.: Господин полковник, я очень благодарен Вам за возможность встретиться и за то что вы не потребовали от нас заранее подготовленных вопросов – это большая редкость для интервью с главами государств. Как вы считаете, готовился ли Запад к этим событиям заранее или все произошло само по себе, а Запад даже не смог сразу выработать свою позицию по отношению к случившемуся.

Лидер: Не думаю, что это планировалось. Я не увлекаюсь теориями заговора. Все произошло так, как я вам уже рассказал. Не думаю, что это было спланирован заранее. Просто события развивались именно таким образом, а западные страны втянулись в эту передрягу и заняли свою позицию. Конечно, потом выяснилось, что позиция эта неправильная.

Корр.: Вчера…

Лидер: Извините, я хотел бы еще добавить. Не существует данных подтверждающих, что в Ливии имел место заговор. Почему? Да потому что западным странам была выгодна та ситуация, что сложилась в Ливии. Народный характер власти – «прямая демократия», стабильность,  нет исламского радикализма, нет терактов, нет взрывов, нет переворотов, волнений и так далее. Ситуация у нас очень стабильна и западные страны пользовались этим. Они пользовались этой стабильностью и в Средиземном море – ливийская средиземноморская береговая линия имеет протяженность две тысячи километров. Фактически, Ливия представляет собой ворота для миграции в Европу. Ситуация в Ливии такова, что она останавливает поток миллионов африканцев в Европу и мы сотрудничаем с европейцами в этой сфере.

В Ливии есть нефть, Ливия находится в очень важном регионе – никто не заинтересован в том, чтобы поджигать нефть, чтобы произошло то, что сейчас происходит: наблюдается рост цен на нефть, наблюдаются разные проблемы, все в огне. Как раз наоборот, Западу не нужно чтобы происходили какие-то волнения в Ливии: война и прочее. На мой взгляд, все это свидетельствует о том, что не было никакого плана или заговора, которые теперь реализованы. Все произошло спонтанно. Повторюсь, изменение ситуации в Ливии было не в интересах Запада.

В нашей стране народная власть – прямая народная демократия. Ливия является своего рода предохранительным клапаном. Она играет важную роль в сохранении мира в Африке. На Западе хорошо знают о нашем влиянии в Судане, в Чаде – во всех этих неспокойных регионах. Я лично занимаюсь миротворчеством в ряде регионов Африки. У Ливии много инвестиций в Европе. Поэтому я считаю, что не в интересах Запада устраивать заговор против Ливии.  Ведь в случае развала государства в Ливии – придут Бен Ладен, Аль-Каида. Весь Север Африки превратится в Афганистан. Начнется миллионная миграция – средиземноморский регион перестанет быть безопасным. Северная Африка превратится в плацдарм для объявления джихада. Возникнет очень опасная ситуация, она приведет к войнам и новым крестовым походам.

Корр.: Мы слышали вчера, что на Вас якобы попытались совершить покушение с воздуха, но мы не видим никаких следов авианалета среди этих палаток

Лидер: Вчера я был в районе Баб аль-Азизия (территория военных казарм в пригороде Триполи, где расположена официальная резиденция лидера ливийской революции. – прим.), где встречался с группой молодых людей. Мы разговаривали и в это время начали запускать фейерверки – вы их наверняка видели.

Корр.: Да, да мы видели…

Лидер: Во время разговора я в шутку сказал ребятам: вот смотрите, сейчас кто-нибудь увидит этот салют и подумает, что бомбят Триполи. Да не же, не было никакой бомбежки.

Корр.: Господин полковник, я знаю, что Вы очень заняты, и если позволите задам последние два вопроса. Останется ли Ливия арабской: я слышал, что в кругах молодежи поговаривают о некотором разочаровании в арабах. Не усилит ли Ливия свою африканскую ориентацию?

Лидер: Несомненно, ливийцы испытывают гнев и реагируют резко отрицательно на официальные арабские властные структуры, а также выступают против Лиги Арабских Государств, которая, слава Аллаху, закончила свое существование – остались лишь Союз Арабского Магриба и Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива. Всё – Лиги арабских государств больше нет. Арабский истэблишмент, арабские правители вызывают ненависть и резко отрицательную реакцию у ливийцев и в целом у граждан арабских стран. Они ненавидят Лигу арабских государств, ненавидят арабских правителей, арабских министров… Но это не относится к арабской умме, к арабским народам. Мы продолжаем верить в них, а арабские правители никого не представляют, кроме самих себя.

Корр.: И последний вопрос: есть ли точные цифры размеров ущерба, потерь, понесенных в результате этих событий?

Лидер: Перед тем как сбежать из нефтеносного района, бандиты взорвали один из нефтяных терминалов, однако возникший пожар удалось потушить в течение примерно трех дней. Бандиты причинили ущерб в тех местах, где укрепились. Они разрушили там многое. Они заходили в мечеть вместе с оружием и спиртными напитками. Представляете себе – в мечеть со всем этим?! Потом обычные люди говорили, что не будут молиться в ней, что ее надо снести, потому что она осквернена.

Корр.: А людские потери?

Лидер: Во время преследования и зачистки некоторых объектов были жертвы, но очень немногочисленные. Бандиты бежали, бросая оружие. Для нас было важно собрать это оружие, которым они терроризировали людей. Мы не очень-то и стремились воевать с этими бандитами – для нас было важнее всего обезоружить их.

Корр.: Большое спасибо.

Лидер: И Вам спасибо

Корр.: Надеемся что встретимся с Вами  в более благоприятной ситуации и в более спокойной обстановке, если пожелает того Аллах.  

Март 2011. 

Расшифровка интервью – сайт ООД «Трудовая Россия»

Иллюстрация: кадр канала RT  

Видеозапись интервью 

Прочитано 230 раз

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены