Понедельник, 06 Ноябрь 2017 19:22

Октябрь 1917-го: старт дан!

Автор 

Октябрь был прочувствован и подготовлен всей предшествующей русской историей. Его предвкушением на пороге века жила вся передовая русская мысль – та самая, что за «маленького человека»

 

 …Октябрь уж наступил во всех концах планеты.

И будет наступать – пока не победит!

Евгений Нефёдов

 

Октябрь уж наступил – или продолжает вновь и вновь наступать? Он прошлое, по-прежнему настоящее или, быть может, еще только отдаленное грядущее? Этими вопросами задаешься всякий раз, когда задумываешься о российской постсоветской действительности. Тоже – «послеоктябрьской». Правда, преимущественно уже другого, 1993-го года, октября.

Будь Октябрь давно уже изжитым, окаменевшим, навсегда ушедшим в историю событием (подобно великим буржуазным революциям Европы), разве стали бы с такой методичностью и изощренностью заправские российские пропагандисты вытравливать из сознания народа сам факт его существования?

Разве стали бы нивелировать и разрушать окружающие нас повсюду революционные символы и упорно навязывать обществу идеологически размытую (как и сама власть) «красно-белую» его трактовку под флагом «великой российской революции» –  той, которая «от Февраля к Октябрю»? Разве продолжали бы упорно и намеренно замалчивать, что именно Октябрь и был той самой Великой российской революцией, навсегда изменившей и Россию, и окружающий ее мир. Что именно наш, Великий Октябрь был событием, давшим отсчет эпохальному советскому проекту – глубоко национальному и универсальному одновременно, родившемуся здесь, на русской земле?!

Вопросов явно больше, чем ответов. Но именно эти вопросы как нельзя кстати подтверждают, что Октябрь – это не прошлое, но как минимум настоящее. Для России так уж точно. Но только лишь для России?   

Нет сомнения, что трагическое отступление от этого глобального «русского проекта» – самого благородного и судьбоносного за всю русскую историю – и предложенной им социалистической глобализации, обрекло народы земли на потерю цивилизационной альтернативы.

Выбирать между «русским» образом жизни и образом жизни «западным» более не приходилось. «Конец истории», это временное торжество капитализма над коммунизмом, спешно провозглашенное горячими апологетами неолиберального реванша необратимым, грозит ныне обернуться трагической развязкой для всего человечества в целом.

Ощущение глобальной несправедливости произрастает в сознании низов повсеместно, вызывая самые разнообразные формы ее неприятия – от массовых уличных восстаний, подобных уолл-стритовскому «Оккупай», до бунта глубоко индивидуального. Причем самая крайняя форма последнего – участившиеся, ничем не оправданные акты индивидуального террора, как последнее прибежище «маленького человека» на пути личного высвобождения из тошнотворного «футляра» действительности.     

Между тем, именно красный социалистический Октябрь впервые повернул Историю «лицом» к «маленькому человеку», который после 1917-го стал и ее реальным творцом, и основным движущим субъектом. Хотя, правды ради, «двигал» ее он и прежде. Но должны были пройти долгие тысячелетия, чтобы веками уходящие в небытие, проходящие словно песок сквозь пальцы Истории поколения «простых людей», безвестных «солдат труда», обрели, наконец, свой голос. Чтобы на общественном пьедестале вместо сиятельных богоподобных фараонов, цезарей и императоров оказались подлинные творцы и созидатели истории и прогресса – ослепительные Рабочий и Колхозница Веры Мухиной, неумолимо порывающиеся в новые пространства с молотом и серпом в руках.

Сейчас почти не вспоминают, что в чертах грандиозного мухинского монумента, одного из главных символов Страны Советов и ХХ века вообще, угадываются черты известной античной композиции Антенора «Тираноборцы». И это не случайно. Впервые в мировой истории именно Октябрь беспощадно сломил тиранию господствующих социальных меньшинств – сегодня их непременно бы назвали «элитами».            

Но развенчанным оказался не только ореол (культ) царственных кумиров, многие из которых, вопреки безграмотным наветам нынешних хулителей ленинского плана монументальной пропаганды, вполне мирно перенесли советскую эпоху, так и оставшись нетронутыми на собственных постаментах. Было беспощадно разрушено само «таинство власти». Великая народная революция, начатая в России Октябрем, сокрушила тысячелетний миф о богоизбранности власть имущих – тот самый миф, который ныне с безумным упорством снова возрождается и насаждается повсеместно.

Зарождавшаяся в самых народных низах – от Съездов местных к Съезду общероссийскому (т.е. впервые в истории России снизу вверх) – новая «советская вертикаль» впервые сделала политику делом миллионов. При этом вся советская власть по меткому и образному выражению ее первого «президента» Якова Михайловича Свердлова с лихвой помещалась в одном только его кожаном портфеле: все ее «таинство» свелось отныне к гербовым бланкам Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета советской республики и гербовой же печати главного президиума страны!

Надо ли говорить, что такой решительной и фундаментальной десакрализации власти первому председателю красной «Совдепии» нынешние реваншисты простить не могли. При первой же успешной вылазке контрреволюции бронзовое изваяние Свердлова в числе первых было низложено демофашиствующей шпаной (кстати, вместе с Дзержинским на Лубянке и Калининым на Новом Арбате) с последующей его транспортировкой в позорный «Музеон». С учетом наличия аналогичных учреждений в «декоммунизированных» странах Балтии и Польши – позорный дважды.

Но дело не в монументах, хотя и в них тоже. За прошедшие с проклятых августовских дней 1991 года четверть века, на столичных площадях, все эти годы планомерно «освобождавшихся» от реликтов «тоталитарного прошлого», так и не появилось ровным счетом ничего стоящего. А вновь появившееся граничит с откровенным хламом – самый верный показатель небывалого цивилизационного упадка и деградации общества в результате навязанной ему «десоветизации».

Повсеместное трагическое отступление Октября в России не принесло ей ни одного нового поэта, художника или кинематографиста. А те из них, что поспешили «декоммунизироваться», не создали ничего нового, что хоть отдаленно повторило бы их шедевральное прошлое в ненавистном «совке».

Наш Октябрь был прочувствован и подготовлен всей предшествующей русской историей. Его предвкушением на пороге века жила вся передовая русская мысль – та самая, что за «маленького человека». Предчувствие Октября – в «красном коне» Петрова-Водкина и в «красном квадрате» Малевича. Им грезил «усыновленный революцией» «пророк Есенин Сергей», предрекая современникам «град Инонию» – иную страну, где счастье жизни довлеет над смертью.

Блок узрел в революционных зарницах Октября Спасителя, а Валерий Брюсов – прорыв к новым галактикам. Трижды благословенным именовал Октябрь его пророк и глашатай Маяковский.

Застенчивый пастернаковский «очкарик» доктор и поэт Юрий Живаго (на самом деле, ни разу не антисоветчик и прообраз самого Пастернака) увидел в самом факте Октября «великолепную хирургию», которая «разом» и «артистически» вырезала «старые вонючие язвы» – «простой, без обиняков, приговор вековой несправедливости, привыкшей, чтобы ей кланялись, расшаркивались перед ней и приседали».

Живаго, а, следовательно, сам Пастернак, безошибочно распознал в Октябре «что-то национально-близкое, издавна знакомое». И, даже не думая скрыть искреннего, почти детского восторга от происходящего вокруг, называл революцию «чудом истории» и «откровением», «ахнутым в самую гущу продолжающейся обыденщины, без внимания к её ходу» – «без наперед подобранных сроков, в первые подвернувшиеся будни, в самый разгар курсирующих по городу трамваев». «Это всего гениальнее. – Восклицал изумленный весточкой из революционного Петрограда доктор. – Так неуместно и несвоевременно только самое великое».

Октябрь наступил ровно сто лет назад. Он наступил в России, а затем его триумфальное наступление от раза к разу продолжалось. В самых разных концах планеты, где каждая новая «своя, отдельная» революция, словно ручьями вливалась в грандиозное общее море мирового социализма – этой новой планетарной цивилизации. Будем же помнить и неизменно гордиться, что самым первым и решительным шагом к этой новой цивилизации был именно наш, Великий Октябрь.

Сегодня ему 100. Он временно отступил, но это вовсе не значит, что его наступление не продолжится вновь. И так будет всегда – до победы!

Станислав Рузанов

Иллюстрация – картина художника К.Ф. Юона «Новая планета», 1921 г. 

Прочитано 194 раз
Станислав Рузанов

Станислав Рузанов - публицист, историк, преподаватель. Участник движения Трудовая Россия с 2000 года. В 2012 году был избран на пост председателя движения.

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены