Вторник, 02 Октябрь 2018 05:41

Вспоминая лидера: трибуна, писателя, человека

Автор  Валентина Козенкова

2 октября 1945 года – день рождения Виктора Анпилова. Доктор исторических наук, участник и активист «Трудовой России» с 1992 года Валентина Козенкова вспоминает о своем соратнике и друге

 

Полгода исполнилось со дня кончины Виктора  Анпилова. Его уход был столь трагически стремительным, что сознание до сих пор не может примириться с неизбежным. В первую очередь для тех, кто его знал, соприкасался много лет той или иной стороной своей  жизни с этим человеком.

Говорят, большое видится на расстоянии. Но и при его жизни было ясно, что это – человек-эпоха. Человек, неистово заряженный идеей социальной справедливости, желанием и борьбой вернуть советское народовластие. Заряженный такой энергией, что она послужила и оказалась мощным силовым полем притяжения, сплочения и спасением от безысходности для  тысяч обездоленных и растерянных, потерявших смысл жизни в результате контрреволюции в СССР начала 90-х годов ХХ века.

Всё подобное пережила и автор этих строк. Особенно остро поняла, что надо как-то действовать после зверского разгона демонстрации ветеранов войны в феврале 1992 года. Искала людей, организацию, которая бы действенно оказывала сопротивление. Как-то около входа в метро «Площадь Революции» на стойке с газетами увидела наряду с другими оппозиционными изданиями подборку небольшой газеты. Это была «Молния». То, о чем в ней писалось было для меня отдушиной, моей волной. Держа в руках этот выпуск четырехполоски, даже не могла представить ,что более двух десятилетий он свяжет меня с общественно-политическим  Движением «Трудовая Россия», с редакцией газеты и с её редактором-родоначальником – Виктором Ивановичем Анпиловым.

Так получилось по жизни, что мне пришлось как многолетнему члену Исполкома Движения принимать участие в ряде сторон деятельности организации. Главным образом в составе редколлегии, входя в круг   активистов ближнего круга нашего лидера. В связи с этим судьба подарила мне возможность быть вовлеченной во многие стороны его руководства, оценить его колоссальный организационный и творческой диапазон, его незаурядные человеческие качества. Однако моё личное знакомство с Виктором Ивановичем состоялось  олько после его выхода из заключения в тюрьме Лефортово. До этого я могла видеть его лишь издалека среди многих руководителей организации протестов, принимая участие в многолюдных демонстрациях, где-то в гуще протестующих.

А потом был кровавый, вероломный, лужковский Первомай 1993 года. Избиение мирных участников шествия, лужи крови на мостовых Ленинского проспекта, неистовый крик Анпилова, призывавшего идти к Дому Советов, шоковое состояние от изуверства властей. Все это чрезвычайно подействовало на меня, заставило более тесно примкнуть к сторонникам «Трудовой России» и более пристально, как и многими участниками тех событий взглянуть на её руководителя. Начать более активно браться за любое порученное дело. Вспоминая бесконечные, изо дня в день лета и осени 1993 года: уличные акции в Москве у музея Ленина, в центре города, на ВДНХ, на Садовом кольце, у Дома Советов, поражалась какой-то неистовой организаторской энергии Анпилова, умения быть ядром группы непосредственно руководившей активистами и стихийной массой протестующих. Вдохновляли и буквально завораживали его способности как оратора. Способность сплотить вокруг себя, заставить слушать его неповторимый голос, убедить слушателей в своей правоте – было вообще свойством публичных выступлений Виктора Ивановича. И как вспоминаю, никогда никакого пустословия. Можно было только удивляться когда он успевал подготовить свои насыщенные идеями, фактами, тактическими указаниями выступления. А идеями он был просто переполнен.

 В период подъема и наиболее активных действий «Трудовой России» 1991 – начала 2000-х гг. поражаешься, как много организационных боевых задумок Анпилова было осуществлено для сплочения и укрепления Движения. По настоящее время, более четверти века, существует акция «цепочка в защиту Мавзолея В.И.Ленина» на Красной  площади. По идее Виктора Ивановича осуществлялись знаменитые походы на Тоцкий полигон против присутствия НАТО, многотысячные «Походы на Москву» и сидячие пикеты и митинги на дорогах, организация агитпохода за советское избирательное объединение «Сталинский блок – за СССР» от Москвы до Сахалина во время выборной кампании 1999 года в Думу. Много было сделано для укрепления руководства «Трудовой России» и связей с другими организациями коммунистического направления. Несколько лет при организации существовал Научный совет, состоявший  из докторов и кандидатов наук, ученых и преподавателей ВУЗов, задачами которого была работа над Программой и Уставом, выработка и обсуждение приемов тактики борьбы «Трудовой России». 

Нельзя не вспомнить, что по настоятельному требованию Анпилова и при личном его участии был воссоздан Конгресс советских женщин, в работе которого заметное место принадлежало женскому хоровому агитколлективу. Для оперативной информации в регионах о повседневной деятельности  «Трудовой России» была создана группа по киносъемке важнейших акций и мероприятий организации. В результате титанической работы Э.И. и А.И. Авериных тысячи кассет и дисков с видеоизображением массовых мероприятий «Трудовой России» (съезды, праздничные демонстрации, многолюдные митинги и т.п.) распространялись по всем региональным организациям и нашим единомышленникам.

По идее Виктора Ивановича  в «Трудовой России» оформился Авангард Красной Молодежи (АКМ) – боевитая молодежная организация. Политически воспитывая молодых соратников, он постоянно предостерегал их от проявления анархии и неоправданного радикализма во время массовых акций «Трудовой России».

Анпиловым введен в выступлениях на митингах и статьях знаменитый слоган «Вместе – победим» – этот своего рода пароль для распознания единомышленников и близких по духу.

Перечисляя лишь  отдельные мероприятия «Трудовой России», в которых отразились замыслы и организационные способности лидера , не могу не подчеркнуть особую черту  его характера. Формируя рабочие группы  трудороссов вокруг воплощения той или иной идеи, осуществлялась она таким образом, что каждый участник ощущал себя не просто исполнителем, а её соавтором. Сохранение целостности «Трудовой  России», борьба против  отторжения её от политических процессов и против «размывания» её основных принципов было постоянной чертой его деятельности. Игнорируя нападки некоторых недоброжелателей против него лично, он со свойственным ему напором говорил: «Вы хотите разжевать Анпилова, но  откусить Анпилова от ”Трудовой России” не удастся» (из доклада Анпилова на Пятом съезде «Трудовой России» 5 октября 1996 г.).

В равной степени ответственности относился Виктор Иванович к организации работы редколлегии  газеты «Молния» – информационного рупора «Трудовой России», бывшей, как признавался сам лидер, страстью его жизни. Мне посчастливилось участвовать в её выпусках  с 1993 года. Вспоминаю, как после ареста Анпилова ко мне обратилась Вера Емельяновна, его жена. По настоятельному совету адвоката необходимо было для суда подготовить официальное заключение о характере содержания печатных материалов газеты, поскольку следователями была предпринята попытка обвинить «Молнию» в экстремизме и закрыть её выпуски. Такая аналитическая работа мной была проделана и принесла, как полагал Анпилов, свой положительный результат. С Верой Емельяновной  с этого времени сложились доверительные отношения, и она предложила принять участие в экстренном выпуске газеты. Оригинал макета этого номера газеты формировался в квартире Анпиловых в Солнцево. Мне было поручено разбирать и анализировать почту (огромный вал писем, телеграмм, откликов на денежных переводах) в защиту арестованных. Так появился выпущенный без Виктора Ивановича, очень важный номер, оповещающий сторонников «Трудовой России», что газета жива и борется. В ней была напечатана и моя первая статья с обзором писем. Следом был подготовлен и выпущен второй номер. А потом, после выхода Виктора Ивановича из Лефортово, состоялось мое с ним личное знакомство. Так я органично, как бы сама собой, влилась в чрезвычайно оперативный коллектив редколлегии.

Сказать, что Виктор Иванович был душой «Молнии» – это ничего не сказать. Она была его детищем, его страстью как классного  высокопрофессионального журналиста. Газета освещала все стороны жизни «Трудовой России». Печатались письма сторонников Движения со всех концов России. Постоянно публиковались  чрезвычайно острые статьи на животрепещущие темы. Через газету оповещалось всё о жизни «Трудовой России» и о намечающихся мероприятиях. В газете печатались статьи и стихи  некоторых  известных литераторов и поэтов. Например, Бориса Гунько, Владимира Бушина, Александра  Проханова. И, конечно, самого Анпилова. Всегда острые, всегда злободневные, пронизанные его неистовой энергией. Зная о его многосторонней повседневной занятости разными делами, можно было удивляться их глубине, оперативности  и постоянству  появления  на полосах газеты. Такое впечатление, что рождались они целиком у него в голове, а потом ложились на бумагу. Вспоминаю: если Виктор Иванович за компьютером и с каким-то сосредоточенным взглядом, то лучше не обращаться к нему ни по каким вопросам. Он просто вас не слышал. Он переносил на бумагу созревшие мысли. Случалось, что подобное  иногда даже обижало некоторых, кто не понимал этого его авторского свойства – полностью погружаться в создание очередного детища.

Работа редколлегии была полностью на добровольных началах. С годами состав редколлегии частично менялся. Так до 1997 года в него входили, кроме главного редактора, Гревцев, Анпилова (Емельянова), Ижидеров, Козенкова. Позднее состав изменился. Все члены занимались всем порученным. Кроме какой-либо рутинной работы, которой в редакции всегда было достаточно, некоторые публиковали собственные материалы по темам, как правило, заданным Виктором Ивановичем. Например, журналист и писатель-сатирик Виктор Александрович Шарков вел постоянную рубрику острой сатиры «Душ шарко». Мне как специалисту по моей основной работе поручались статьи, связанные с историей или рецензии на книги и экспозиции музеев. Творческая атмосфера и результативность работы над каждым номером была обусловлена самоотверженностью и какой-то особой деловой веселостью самого главного редактора, а также самоотверженностью таких соучастников последнего состава редколлегии как В.М.Потапов, К.П.Лаврина, С.А. Рузанов, а также преданным и безотказным соратником и постоянным шофером «Трудовой России»  Юрием Лесиным.

Вспоминаю, как к моему дому подкатывал грузовичок  Юры со свежим тиражом газеты, которую надо было оперативно на следующее раннее утро с Главпочты  в конвертах отправить нашим тремстам верным подписчикам по всей России. Ведь они – и те, кто покупал  газету в розницу, и те многие, кто добровольно жертвовал на неё у музея В.И. Ленина каждое воскресенье, –были  главными спонсорами «Молнии». Среди тех, кто ощутимо финансово поддерживал газету был и А.В. Есаулов, дальний потомок декабриста Поджио. О многих других упоминал в своих книгах Виктор Иванович. Вышло из печати за более чем 20 лет около 530 номеров тиражом от 75 000 до 10 000 экземпляров. Сохранившиеся подшивки «Молнии» – ценнейшая летопись «Трудовой России» и незабываемая память о Викторе Анпилове. Редакция, как бы она многократно ни переезжала, всегда была центром, куда повседневно приходили для встречи с Виктором Ивановичем многие люди  со своими заботами, бедами, советами и даже противоречивыми идеями. В редакции лидер встречался со сторонниками из регионов, с гостями из дружеских зарубежных компартий. Здесь проходили съемки, когда Анпилов давал  интервью для телевизионных каналов. 

Вспоминая лидера, нельзя не сказать особо о нем как журналисте-международнике и писателе-публицисте. Виктор Иванович оставил нам три книги и сборник великолепных статей. Искрометный характер публицистики лидера прекрасно осветил во вступлении к сборнику «Поднять живых» (М., 2005 г.) его редактор-составитель, историк и журналист Станислав Рузанов, преемник Анпилова по руководству «Трудовой Россией». Мне довелось принять участие в подготовке к печати двух книг Виктора Ивановича «Лефортовские диалоги» (Изд.: 1994 и 2012 гг.), особо дорогой мне как историку, и «Наша борьба» (Изд.: 2002 г.), над корректурой и предисловием которой довелось работать.

Вспоминаю, как после выхода из тюрьмы Лефортово, Анпилов принес мне домой рукопись книги «Лефортовские диалоги. Тюремный конспект лекций Гегеля». Ему хотелось узнать моё мнение как историка, а также, чтобы просмотрела текст книги на предмет возможного редактирования. Конечно, особого редактирования не потребовалось, кроме корректорской работы. Но надо было видеть с каким вниманием были выслушаны высказанные мною некоторые советы по улучшению оригинал-макета книги. К моей радости было принято и предложение предпослать каждой главе эпиграфы с  подобранными мной цитатами из трудов древних авторов, а также поэтов-классиков. Эти предисловия из произведений Цицерона, Марка Антония Антонина, Вергилия, Овидия, Омара Хайяма, Пушкина, Камоэнса и других великих людей как бы поэтически оттеняли романтическую приподнятость изложенного, а также подчеркивали основную мысль, которую Виктор Иванович вкладывал в каждую главку, заставляя крепче запоминать текст.

Все книги Анпилова отличает необыкновенная честность, образность, беспредельная откровенность,  насыщенность до мелочей фактами личной жизни. Но больше всего в них данных о боевых многолетних событиях, правдивость которых подкреплена богатейшими фотоматериалами. Многие фото сделаны самим автором и такими мастерами фоторепортажа как Майя Скурихина (Россия), Фуми Асакава (Япония), Хайди Холлинджер (Канада).

Вопреки так называемому общественному мнению, многократно представляющего в киностряпне  на телевидении Виктора Анпилова этаким  безбашенным бузотером, всем кто близко соприкасался с ним по жизни нет нужды доказывать, что это – гнусная ложь и желание принизить его значение в глазах широкой массы, уничтожить всякую память о нём.

Выходец из трудового народа, он был и последовательно оставался советским человеком, подлинным советским интеллигентом, настоящим коммунистом. Блестяще образованный, окончивший самое престижное учебное заведение – факультет журналистики МГУ им. Ломоносова по специальности журналист-международник, он знал четыре иностранных языка. Обладая хорошей памятью, досконально знал русскую и иностранную литературную классику. Выбрав своим профессиональным увлечением знание испаноязычных стран, он в совершенстве владел испанским языком, прекрасно знал и любил литературу и искусство Испании и стран Латинской Америки. А среди его преподавателей испанского языка, как оказалось, был мой однокурсник по истфаку МГУ, настоящий испанец Ансельмо Септьен, вывезенный ребенком в 1936 году в СССР из Испании.

Надо было только слышать, как прекрасно исполнял Виктор Иванович  на испанском языке песни замученного фашистскими ублюдками Пиночета  чилийского поэта и композитора Виктора Хары и духоподъёмную кубинскую песню о команданте Че Геваре, как читал стихи Федерико Гарсия Лорки. Мне посчастливилось 17 июня 1994 года увидеть на церемонии презентации фотовыставки Хайди Холлинджер (Канада) «Оппозиция в лицах» в объединении «Фотоцентр» на Гоголевском бульваре, как Виктор Иванович в паре с фотожурналисткой, хозяйкой выставки,  под зажигательную музыку исполнял экспромтом латиноамериканский танец. По пластичности и грации исполнения он мог бы поспорить с истинными латиноамериканцами.

Каким Виктор Анпилов был человеком по жизни отражают его книги, во многом досконально автобиографические. Вспоминаю, как-то в начале нашего знакомства он подарил мне газету «Завтра» со своей статьей и надписью над ней: «Примите меня таким, какой я  есть», как бы предупреждая против его героизации. И действительно, кто помнит, он, постоянно находясь в массе народа, был органичен,  контактен и прост в общении. Если учитывать многообразный по социальному и профессиональному статусу состав членов и сторонников «Трудовой России» (рабочие, служащие , студенты, художники, архитекторы, люди искусства, ученые, учителя, люди причастные к театру, дипломаты, офицеры и др.),надо было иметь особый талант, чтобы быть для всех своим. Думаю,  что не ошибусь, если скажу, что у каждого в памяти будет свое мнение о нём.

Он был своим для протестующих шахтеров в палаточном городке на Горбатом мосту у Дома Советов, он был своим для железнодорожников в ежегодной акции «Ленинский субботник в Депо Москва-Сортировочная», он был своим для атомщиков Обнинска, шагая с ними в протестном марше на Москву в 1998 году; он был своим для казаков Михаила Филина в патриотической акции на Куликовом поле, но с красным знаменем «Трудовой России». Он оставался своим и для единомышленников-интеллектуалов, когда создавал целую серию проникновенных литературно-публицистических портретов о Сергее Есенине, Викторе Хара, Фиделе Кастро, Че Геваре, Уго Чавесе.  

В моей памяти он останется изначально незаурядным человеком. Храбрым – потому, что не побоялся отправиться в качестве корреспондента в самое пекло гражданской войны в Никарагуа. Волевым и самоотверженным –потому, что сумел в начале 90-х годов призвать и объединить почти   четверть миллиона людей  на защиту Советской власти. Иметь щедрую душу и большое сердце, чтобы многократно защищать угнетенных и обиженных. Несмотря на импульсивный и взрывной характер, быть умным, трезвомыслящим политиком, умеющий, не поступаясь принципами, договариваться с людьми самых разных воззрений. Быть настоящим борцом, упрямо и настойчиво отстаивая непререкаемые для него постулаты… Например , на телевизионном шоу «Поединок» Виктор Иванович всегда побеждал своих противников, набирая более 60 тысяч телефонных звонков зрителей. После чего его перестали приглашать.

Анпилов любил жизнь во всех её проявлениях, выделяясь какой-то особой веселой удалью и дерзостью, характерной для уроженцев юга России, точнее Дона и Кубани. Был постоянен в дружбе, сохранив её с некоторыми друзьями со школьной парты и студенческой скамьи. Имел и долгие годы поддерживал дружеские связи с коммунистами Италии, Сирии, Англии, Венесуэлы, Дании. До последних своих дней сохранял многолетнюю дружескую связь с друзьями – коммунистами из Бразилии Сусаной Лучински и Серхио Рубенсом. Другом его семьи долгие годы  была Фуми Аскава, лидер женского движения Японии и бессменный фоторепортер, автор тысячи первоклассных снимков многих сторон жизни «Трудовой России».  

Много душевной энергии отдавал Виктор Иванович для укрепления единства и сплочения активистов Движения. Вспоминаю, как по его замыслу организовывались ежегодные красочные праздники «Молнии», где лучшим распространителям газеты вручались грамоты и подарки. Исключительно тепло для ветеранов войны и труда проводилась акция «Фронтовая землянка». Это была маевка в весеннем в лесу в день Победы 9 мая, после демонстрации. Исполнялись хором всех присутствующих любимые советские песни, читались стихи. Непременно угощались  вкуснейшими  шашлыками, с великим мастерством приготовленные самим лидером. 

Подобным объединяющим мероприятиям Виктор Анпилов осознанно придавал исключительное значение, поскольку он полагал, что « …сильное ощущение, свойственное, вероятно, только человеку, – это чувство товарищества, идейного родства. Это ступень, которую  отличает сознание  от всего, что было до него. Потому… идейное братство презирает смерть, готово расстаться с жизнью ради сохранения разумного в чистом виде»  («Лефортовские диалоги», гл.10). И этому завету он был верен до конца. Светлая память  борцу, пожертвовавшему свое сердце за свободу трудящихся. 

Валентина Козенкова

Автор – доктор исторических наук, профессор, член Исполкома ООД «Трудовая Россия», член редколлегии газеты «Молния» в 1993-2014 гг.    

На фото – демонстрация сторонников избирательного объединения «Сталинский блок: ”Трудовая Россия”, ”Союз офицеров” – за СССР» 7 ноября 1999 г. Вторая слева – автор статьи.    

Прочитано 342 раз

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены